Как правильно класть плитку. Как класть плитку на стену быстро. Класть плитку своими руками. Как выбрать ламинат для квартиры. Какой лучше выбрать ламинат сегодня. Какого цвета выбрать ламинат. Как правильно клеить обои. Как клеить обои на потолок вертикально. Как правильно клеить углы обоями. Интересные самоделки своими руками. Качественные самоделки своими руками фото. Самоделки для дома своими руками. Как сделать потолок в доме. Чем лучше утеплить потолок дома на сегодняшний день. Утепление потолка дома своими руками. Бизнес идеи с минимальными вложениями. Успешные идеи малого бизнеса с нуля. Прибыльные бизнес идеи. Как сделать мебель своими руками. Сделать деревянная мебель своими руками. Сделать мебель своими руками видео. Опалубка для фундамента. Как сделать опалубку для фундамента быстро. Опалубка для фундамента купить.

Святые мученики Маккавеи

makkavei14 августа Святая Православная Церковь чтит память ветхозаветных мучеников Маккавеев.

Преж­де чем на­чать по­вест­во­ва­ние о стра­да­ни­ях свя­тых му­че­ни­ков, име­на ко­то­рых здесь, на зем­ле, за­пи­са­ны в «Кни­гах Мак­ка­вей­ских», а на небе – в кни­гах жиз­ни веч­ной, умест­но, в ви­де крат­ко­го пре­ди­сло­вия, пред­ва­ри­тель­но со­об­щить о быв­ших в те го­да сму­тах в Иеру­са­ли­ме и о го­не­ни­ях на бла­го­че­сти­вых иуде­ев, со­блю­дав­ших За­кон Бо­жий; те и дру­гие сна­ча­ла воз­бу­ди­ли са­ми лжи­вые за­ко­но­учи­те­ли и вла­сто­лю­би­вые пер­во­свя­щен­ни­ки иеру­са­лим­ские; ко­гда же, по по­пуще­нию раз­гне­ван­но­го Гос­по­да, иудеи под­па­ли под власть язы­че­ских на­ро­дов, то эти сму­ты и го­не­ния уси­ли­лись до та­кой сте­пе­ни, что свя­той го­род ис­пол­нил­ся кро­ви и свя­ты­ня Бо­жия – мер­зо­сти.

Пер­вое ве­ли­кое и страш­ное раз­ру­ше­ние Иеру­са­ли­ма, про­из­ве­ден­ное Ва­ви­лон­ским ца­рем На­ву­хо­до­но­со­ром, бы­ло во дни ца­ря Иудей­ско­го Се­де­кии, о чем со­об­ща­ет­ся в жи­тии свя­то­го про­ро­ка Иере­мии и в жи­тии свя­то­го про­ро­ка Ие­зе­ки­и­ля. Спу­стя семь­де­сят лет по­сле это­го ра­зо­ре­ния иудеи по ми­ло­сер­дию Бо­жию из­ба­ви­лись от пле­на и воз­вра­ти­лись в Иеру­са­лим; во свя­том го­ро­де сно­ва воз­ник­ли пре­крас­ные зда­ния, и вновь по­стро­ен­ный храм Бо­жий, по­доб­но пер­во­му, был бла­го­леп­но укра­шен; эта ис­то­рия воз­вра­ще­ния из пле­на, об­нов­ле­ния Иеру­са­ли­ма и хра­ма по­дроб­но из­ла­га­ет­ся в кни­гах Езд­ры и Нее­мии. Чис­ло лю­дей бо­жи­их быст­ро уве­ли­чи­ва­лось: они ско­ро рас­се­ли­лись по Па­ле­стине в том же по­ряд­ке и по­чти в том же ко­ли­че­стве, как и преж­де; свя­той го­род, вер­ный За­ко­ну Бо­жию, дол­гое вре­мя про­цве­тал в бла­го­че­стии, на­сла­жда­ясь спо­кой­стви­ем под управ­ле­ни­ем сво­их пер­во­свя­щен­ни­ков-кня­зей. Он поль­зо­вал­ся сла­вою и ува­же­ни­ем ото всех, хо­тя и на­хо­дил­ся под вла­стью язы­че­ских ца­рей.

Read More

Read MoreRead MoreRead More

Мно­гие язы­че­ские ца­ри и кня­зья, бу­дучи идо­ло­по­клон­ни­ка­ми, чти­ли, од­на­ко, Бо­га Из­ра­иле­ва и по­сы­ла­ли в Иеру­са­лим хра­му Гос­под­ню да­ры; они с осо­бен­ным ува­же­ни­ем от­но­си­лись и к пер­во­свя­щен­ни­кам; на­при­мер, Алек­сандр, царь Ма­ке­дон­ский, уви­дев вы­шед­ше­го ему на­встре­чу пер­во­свя­щен­ни­ка Адду, по­кло­нил­ся ему до зем­ли; вой­дя же в Иеру­са­лим и храм Бо­жий, он при­нес да­ры и жерт­вы Гос­по­ду Са­ва­о­фу. По­доб­ным об­ра­зом по­сту­па­ли и дру­гие язы­че­ские ца­ри. Царь еги­пет­ский Пто­ло­мей Фила­дельф по­слал мно­же­ство да­ров в Иеру­са­лим хра­му Гос­под­ню и на­пи­сал пер­во­свя­щен­ни­ку Еле­аза­ру, про­ся его при­слать кни­ги Свя­то­го Пи­са­ния и све­ду­щих му­жей, ко­то­рые бы мог­ли их пе­ре­ве­сти с ев­рей­ско­го язы­ка на гре­че­ский; пре­ем­ник Пто­ло­мея Фила­дель­фа Пто­ло­мей Фило­па­тор, по­бе­див си­рий­ско­го ца­ря Ан­тио­ха Ве­ли­ко­го, при­шел в Иудею и в Иеру­са­ли­ме, в хра­ме Гос­под­нем, при­нес бла­годар­ствен­ную жерт­ву еди­но­му ис­тин­но­му Бо­гу. Так­же и Ан­тиох Ве­ли­кий, по­бе­див в свою оче­редь егип­тян, при­шел в Иеру­са­лим, чтобы по­кло­нить­ся ис­тин­но­му Бо­гу; во свя­том хра­ме он при­нес мно­же­ство жертв с бла­годар­ствен­ны­ми мо­лит­ва­ми и щед­ро ода­рил пер­во­свя­щен­ни­ка и дру­гих на­чаль­ни­ков иудей­ских. В та­ком ува­же­нии на­хо­дил­ся Иеру­са­лим и храм Бо­жий у языч­ни­ков; об этом упо­ми­на­ет и Свя­тое Пи­са­ние, ко­гда го­во­рит, что са­ми ца­ри по­чи­та­ли ме­сто и про­слав­ля­ли цер­ковь ве­ли­ки­ми да­ра­ми. По­доб­ное от­но­ше­ние со сто­ро­ны языч­ни­ков к Иеру­са­ли­му про­дол­жа­лось до те пор, по­ка на­чаль­ни­ки его, пре­бы­вая в стра­хе Бо­жи­ем, со­блю­да­ли зЗа­кон Гос­по­день, ве­дя бо­го­угод­ную жизнь; ко­гда же они за­бы­ли За­кон Бо­жий, то на них, как и преж­де, об­ру­ши­лись мно­го­чис­лен­ные бед­ствия. На­ча­лом их по­слу­жи­ло сле­ду­ю­щее об­сто­я­тель­ство.

Во дни пра­вед­но­го пер­во­свя­щен­ни­ка Си­мо­на, вос­хва­ля­е­мо­го в кни­ге Иису­са, сы­на Си­ра­хо­ва (50:1), ко­гда в Азии и Си­рии цар­ство­вал Селевк, сын Ан­тио­ха Ве­ли­ко­го, был в Иеру­са­ли­ме неко­то­рый муж, по име­ни Си­мон, про­ис­хо­див­ший из ко­ле­на Ве­ни­а­ми­но­ва; ему по­ру­че­но бы­ло за­ве­до­ва­ние со­кро­ви­ща­ми хра­ма, управ­ле­ние слу­га­ми цер­ков­ны­ми и на­чаль­ство над во­и­на­ми, со­став­ляв­ши­ми цер­ков­ную стра­жу. Из гор­до­сти и нена­ви­сти он все­гда ока­зы­вал со­про­тив­ле­ние пер­во­свя­щен­ни­ку и про­из­во­дил сму­ты в на­ро­де; не вы­но­ся угроз и уве­ща­ний, ко­то­рые пер­во­свя­щен­ник ча­сто бы­вал вы­нуж­ден ему де­лать, Си­мон за­ду­мал учи­нить зло не толь­ко по­след­не­му, но и всей церк­ви. С этою це­лью он по­шел к во­е­на­чаль­ни­ку Си­рии и Фини­кии Апол­ло­нию и со­об­щил ему о со­кро­ви­щах цер­ков­ных: Си­мон ска­зал, что в хра­ни­ли­щах при хра­ме на­хо­дят­ся бес­чис­лен­ные бо­гат­ства, где вме­сте с со­кро­ви­ща­ми цер­ков­ны­ми хра­нят­ся без­мер­ные со­кро­ви­ща, при­над­ле­жа­щие все­му на­ро­ду, при этом он до­ба­вил, что все эти бо­гат­ства мо­гут пе­рей­ти в ру­ки ца­ря. Апол­ло­ний пе­ре­дал со­об­ще­ние Си­мо­на ца­рю, от­ли­чав­ше­му­ся сво­им ко­ры­сто­лю­би­ем. По­след­ний тот­час же по­слал в Иеру­са­лим с вой­ском хра­ни­те­ля цар­ских со­кро­вищ Или­о­до­ра, чтобы вы­вез­ти упо­мя­ну­тые со­кро­ви­ща в цар­ское хра­ни­ли­ще. Ко­гда Или­о­дор по при­бы­тии в Иеру­са­лим на­чал от­би­рать цер­ков­ные бо­гат­ства и гра­бить день­ги, со­бран­ные и хра­ни­мые для про­пи­та­ния ни­щих и стран­ни­ков, вдов и си­рот, то его, как по­дроб­но со­об­ща­ет это 3-я гла­ва Вто­рой Кни­ги Мак­ка­вей­ской, по­стиг­ло на­ка­за­ние Бо­жие: он под­верг­ся та­ко­му же­сто­ко­му би­че­ва­нию со сто­ро­ны Ан­ге­лов, что чуть не умер, и по­это­му при­нуж­ден был воз­вра­тить­ся к ца­рю, не ис­пол­нив его при­ка­за­ния. Вско­ре по­сле это­го царь Селевк был убит сво­и­ми при­бли­жен­ны­ми; ему на­сле­до­вал его род­ной брат Ан­тиох, про­зван­ный Епи­фа­ном, то есть свет­лым; он от­ли­чал­ся еще боль­шею ис­пор­чен­но­стью, чем его пред­ше­ствен­ник. Неко­то­рые ча­ще на­зы­ва­ли Ан­тио­ха Епи­ми­ном, то есть безум­ным: он безум­но вос­стал на ис­тин­но­го Бо­га и на храм Его, яв­ляя со­бою об­раз бу­ду­ще­го ан­ти­хри­ста. В Иеру­са­ли­ме воз­ник­ли боль­шие сму­ты. Брат пер­во­свя­щен­ни­ка Онии, Иа­сон, же­лая по­лу­чить свя­щен­но­на­ча­лие, по­шел к ца­рю и ку­пил у него сан пер­во­свя­щен­ни­ка за боль­шое ко­ли­че­ство де­нег. Же­лая уго­дить ца­рю, этот недо­стой­ный вла­сто­лю­бец вы­ра­зил пред ним свою лю­бовь к эл­лин­ским граж­дан­ским за­ко­нам, нра­вам и обы­ча­ям и обе­щал­ся вво­дить их сре­ди ев­ре­ев: по­лу­чив за свои день­ги и обе­ща­ния власть пер­во­свя­щен­ни­ка, Иа­сон ли­шил ее сво­е­го бра­та, свя­то­го Онию, и на­чал на ме­сто су­ще­ство­вав­ших у ев­ре­ев доб­рых граж­дан­ских за­ко­нов вво­дить язы­че­ские без­за­ко­ния. При по­дош­ве го­ры Си­о­на он устро­ил ме­ста для зре­лищ, учи­ли­ща, в ко­то­рых про­хо­ди­лись гре­че­ские фило­соф­ские уче­ния, устро­ил и па­ле­ст­ры для игр юно­шей; Иа­сон за­вел да­же, во­пре­ки пря­мо­му за­пре­ще­нию за­ко­на, во свя­том го­ро­де блу­ди­лищ­ные до­ма, где без­на­ка­зан­но со­вер­ша­лось пре­лю­бо­де­я­ние; эти непо­треб­ные до­ма по­се­ща­лись глав­ным об­ра­зом юно­ша­ми, обу­чав­ши­ми­ся эл­лин­ским ис­кус­ствам. Вве­дя нече­стие эл­лин­ское в Иеру­са­ли­ме, Иа­сон мно­гих от­вра­тил от ис­тин­но­го бо­го­по­чте­ния, так что да­же свя­щен­ни­ки остав­ля­ли храм Бо­жий для зре­лищ, бе­гов, борь­бы и дру­гих иг­рищ и бес­чи­ний язы­че­ских; еще бо­лее ими увле­ка­лись лю­ди юные и нетвер­дые в за­коне: они вос­хва­ля­ли эл­лин­ские за­ко­ны и обы­чаи и, за­бы­вая За­кон Бо­жий, лег­ко скло­ня­лись к нече­стию. Лю­ди же, твер­дые в За­коне и ис­тин­но бла­го­че­сти­вые, ви­дя со­вер­ша­ю­щи­е­ся в Иеру­са­ли­ме без­за­ко­ния, не мог­ли не воз­ды­хать о ра­зо­ре­нии за­ве­та Гос­под­ня и об осквер­не­нии свя­то­го го­ро­да; они опла­ки­ва­ли и сво­их еди­но­пле­мен­ни­ков, иду­щих по сле­дам сле­по­го во­ждя – Иа­со­на, ко­то­рый из лю­бо­на­ча­лия оста­вил Бо­га и Его за­кон, про­дал оте­че­ское бла­го­ве­рие и ввел в сре­ду на­ро­да Бо­жия столь­ко по­во­дов к со­блаз­ну и па­де­нию. Иа­сон поль­зо­вал­ся сво­ею, неза­кон­но при­об­ре­тен­ною, вла­стью три го­да, по­сле че­го был из­гнан дру­гим по­доб­ным ему вла­сто­люб­цем и при­вер­жен­цем эл­лин­ско­го нече­стия, – Ме­не­ла­ем; та­ким об­ра­зом, Иа­сон сам дол­жен был пре­тер­петь то, что ра­нее при­чи­нил бра­ту сво­е­му, пра­вед­но­му Онии. Ме­не­лай дал ца­рю боль­шее ко­ли­че­ство де­нег и за это по­лу­чил власть пер­во­свя­щен­ни­ка; из­гнав Иа­со­на, он до­бил­ся у нече­сти­во­го вель­мо­жи цар­ско­го на­силь­ствен­ной смер­ти и преж­де быв­ше­му пер­во­свя­щен­ни­ку, пра­вед­но­му Онии. Од­на­ко и Ме­не­лай недол­го про­был пер­во­свя­щен­ни­ком: власть пер­во­свя­щен­ни­ка у него от­нял брат его Ли­си­мах, дав­ший ца­рю еще бо­лее де­нег; Ме­не­лай, по­доб­но Иа­со­ну, так­же под­верг­ся из­гна­нию. Ли­си­мах был убит на­ро­дом за во­ров­ство цер­ков­ных со­су­дов и де­нег. Ме­не­лай, же­лая ото­мстить за смерть сво­е­го бра­та, ку­пил у ца­ря пра­во на­ка­зать иеру­са­лим­лян смер­тью и мно­гих из них, со­вер­шен­но невин­ных, ли­шил жиз­ни, вме­сте с тем он сно­ва по­лу­чил у ца­ря власть пер­во­свя­щен­ни­ка. По­доб­ные нестро­е­ния и сму­ты в Иеру­са­ли­ме, воз­рас­та­ние с каж­дым днем язы­че­ско­го нече­стия и от­кры­тое со­вер­ше­ние без­за­ко­ний про­гне­ва­ли Гос­по­да, и при­бли­зил­ся Его пра­вед­ный, воз­да­ю­щий по де­лам суд. Яви­лось див­ное зна­ме­ние, пред­воз­ве­щав­шее гря­ду­щий на го­род гнев Бо­жий: в воз­ду­хе ви­де­ли пол­ки во­и­нов; об­ле­чен­ные в зо­ло­тые одеж­ды и со шле­ма­ми на го­ло­вах, во­и­ны, си­дя на ко­нях, всту­па­ли меж­ду со­бою в бит­ву, дер­жа в ру­ках об­на­жен­ные ме­чи и ко­пья; од­ни из них по­се­ка­ли друг дру­га ме­ча­ми, дру­гие под­ни­ма­ли вверх ко­пья и щи­ты, тре­тьи пус­ка­ли друг в дру­га стре­лы, – сло­вом, де­ла­ли всё, обыч­но со­вер­ша­ю­ще­е­ся во вре­мя сра­же­ний; от бро­ни и ору­жия во­и­нов ис­хо­дил ог­нен­ный блеск. Это страш­ное, на­во­дя­щее ужас ви­де­ние про­дол­жа­лось до со­ро­ка дней. Жи­те­ли Иеру­са­ли­ма пре­бы­ва­ли в ве­ли­ком стра­хе и недо­уме­нии; каж­дый из них неволь­но спра­ши­вал сам се­бя: что же это хо­чет быть? В это вре­мя в Иеру­са­лим при­шло лож­ное из­ве­стие, что буд­то бы царь умер в бит­ве с егип­тя­на­ми: он дей­стви­тель­но ушел то­гда на вой­ну в Еги­пет. Наи­бо­лее бла­го­че­сти­вые из иеру­са­лим­лян ра­до­ва­лись, тор­же­ство­ва­ли и ве­се­ли­лись, по­ла­гая, что злой и нече­сти­вый царь на са­мом де­ле по­гиб. Ко­гда же ста­ло из­вест­но, что по­след­ний не умер, но жив и воз­вра­ща­ет­ся из Егип­та в Си­рию, то они ре­ши­ли бо­лее не под­чи­нять­ся ему и не пла­тить да­ни; по­это­му они при­го­то­ви­лись для борь­бы с ним. Узнав об этом, царь при­шел в силь­ней­шую ярость и по­шел с вой­ском к Иеру­са­ли­му; иеру­са­лим­ляне за­кры­ли пе­ред ним во­ро­та, но не мог­ли ока­зать ему до­ста­точ­но силь­но­го со­про­тив­ле­ния, по­то­му что сре­ди са­мих оса­жден­ных воз­ник­ли раз­но­гла­сия: укло­нив­ши­е­ся в эл­лин­ское нече­стие, сре­ди них осо­бен­но лже­пер­во­свя­щен­ник Ме­не­лай, пи­та­ли к ца­рю рас­по­ло­же­ние. Взяв с по­мо­щью сво­е­го вой­ска го­род, царь ве­лел без по­ща­ды из­би­вать не толь­ко всех встре­ча­ю­щих­ся на ули­цах, но и вхо­дить в до­ма для убий­ства му­жей, жен, стар­цев, юно­шей и мла­ден­цев; в три дня чис­ло уби­тых до­стиг­ло вось­ми­де­ся­ти ты­сяч; свя­зан­ных и бро­шен­ных в тем­ни­цы бы­ло со­рок ты­сяч; по­чти столь­ко же роз­да­но во­и­нам в ка­че­стве плен­ных. В гор­до­сти сво­ей царь, под пред­во­ди­тель­ством пре­да­те­ля оте­че­ства и за­ко­на – Ме­не­лая, осме­лил­ся вой­ти в храм Бо­жий; здесь он взял зо­ло­той ал­тарь, зо­ло­той све­тиль­ник, зо­ло­тые ка­диль­ни­цы и все дра­го­цен­ные со­су­ды, по­жерт­во­ван­ные ца­ря­ми для укра­ше­ния хра­ма; он за­хва­тил так­же за­ве­су, вен­цы и дру­гие зо­ло­тые укра­ше­ния и най­ден­ное им скры­тое зо­ло­то и се­реб­ро. Опу­сто­шив и осквер­нив храм Бо­жий, ра­зо­рив го­род и на­пол­нив его кро­вью и ры­да­ни­я­ми, царь воз­вра­тил­ся в Ан­тио­хию, а в Иеру­са­ли­ме и по всей Иудее Ан­тиох оста­вил для пы­ток над из­ра­иль­тя­на­ми еще бо­лее, чем сам он, же­сто­ких му­чи­те­лей.

По ис­те­че­нии неко­то­ро­го вре­ме­ни Ан­тиох разо­слал по все­му цар­ству указ, чтобы все его под­дан­ные без раз­ли­чия пле­ме­ни ис­по­ве­до­ва­ли вме­сте с ним од­них и тех же гре­че­ских бо­гов и дер­жа­лись од­них и тех же гре­че­ских за­ко­нов. Не толь­ко все языч­ни­ки со­гла­си­лись ис­пол­нить этот указ, но да­же и из иуде­ев мно­гие ему по­ви­но­ва­лись: они при­нес­ли жерт­вы идо­лам и осквер­ни­ли суб­бо­ту. Спу­стя немно­го дней по­сле из­да­ния ука­за царь по­слал из Ан­тио­хии в Иеру­са­лим од­но­го из сво­их со­вет­ни­ков – стар­ца, ро­дом афи­ня­ни­на, с по­ру­че­ни­ем при­ну­дить всех ев­ре­ев от­речь­ся от оте­че­ских за­ко­нов, по­кло­нить­ся идо­лам и вку­сить от идо­ло­жерт­вен­но­го мя­са; он дал осо­бое по­ве­ле­ние за­став­лять ев­ре­ев есть сви­ное мя­со, за­пре­щен­ное за­ко­ном. Вме­сте с тем Ан­тиох при­ка­зал храм Гос­по­день пре­вра­тить в идоль­ское ка­пи­ще: по­ста­вить в нем идо­ла Юпи­те­ра и на­звать его хра­мом Юпи­те­ра Олим­пий­ско­го. По­слан­ный ца­рем ста­рец в со­про­вож­де­нии вой­ска при­шел в Иеру­са­лим и при­сту­пил к ис­пол­не­нию по­ве­ле­ния ца­ре­ва: он осквер­нил храм Гос­по­день, по­ста­вив в нем идо­лов, ко­то­рым при­но­сил мерз­кие жерт­вы, по­нуж­дая к то­му же и лю­дей Бо­жи­их. Мно­гие из ев­ре­ев, не имев­шие твер­до­сти ду­шев­ной, по­спе­ши­ли при­не­сти жерт­вы идо­лам; те же из них, ко­то­рые от­ли­ча­лись твер­до­стью в ве­ре, бе­жа­ли в го­ры и пу­сты­ни и здесь, спа­са­ясь от мук и охра­няя се­бя от скверн язы­че­ско­го слу­же­ния, скры­ва­лись в пе­ще­рах и про­па­стях. Остав­ши­е­ся же в го­ро­де бы­ли схва­че­ны и с го­ре­стью в ду­ше при­нуж­де­ны бы­ли, по­ви­ну­ясь на­си­лию, ид­ти в день рож­де­ния ца­ря и дру­гие язы­че­ские празд­ни­ки для при­не­се­ния жертв идо­лам; не хо­тев­шие де­лать это­го под­вер­га­лись му­че­ни­ям. Все жи­те­ли Иеру­са­ли­ма бы­ли объ­яты ве­ли­ким стра­хом, так что ни­кто не осме­ли­вал­ся от­кры­то на­звать­ся иуде­ем, празд­но­вать день суб­бот­ний, об­ре­зы­вать сво­их де­тей, во­об­ще ис­пол­нять пред­пи­са­ния за­ко­на Мо­и­се­е­ва: у всех пред гла­за­ми сто­я­ли бу­ду­щие му­ки и смерть. В это вре­мя при­слан­но­му ца­рем му­чи­те­лю бы­ло до­не­се­но, что две жен­щи­ны-иуде­ян­ки об­ре­за­ли по сво­е­му за­ко­ну рож­ден­ных ими мла­ден­цев. То­гда му­чи­тель ве­лел схва­тить этих жен­щин и во­дить их для по­ру­га­ния по го­ро­ду, при­ве­сив за шею мла­ден­цев к сос­цам; по­том их сбро­си­ли с го­род­ской сте­ны вниз го­ло­вою; та­ким об­ра­зом, ма­те­ри с мла­ден­ца­ми при­ня­ли му­че­ни­че­скую кон­чи­ну. Узнав так­же о неко­то­рых иуде­ях, что они со­би­ра­ют­ся в бли­жай­шие к го­ро­ду пе­ще­ры для празд­но­ва­ния суб­бо­ты, му­чи­тель при­ка­зал всех их сжечь ог­нем.

По­сле это­го был схва­чен один из пер­вых книж­ни­ков, свя­щен­ник, по име­ни Еле­азар, че­ло­век уже пре­ста­ре­лый, укра­шен­ный се­ди­на­ми, весь­ма бла­го­об­раз­ный ви­дом, слав­ный сво­ею муд­ро­стью и бла­го­че­сти­ем; его все зна­ли как од­но­го из са­мых пер­вых за­ко­но­учи­те­лей в Иеру­са­ли­ме: он был од­ним из се­ми­де­ся­ти двух тол­ков­ни­ков, пе­ре­вед­ших Свя­тое Пи­са­ние с ев­рей­ско­го язы­ка на гре­че­ский ца­рю еги­пет­ско­му Пто­ло­мею Фила­дель­фу. О стра­да­ни­ях это­го чест­но­го от­ца в Свя­том Пи­са­нии по­вест­ву­ет­ся сле­ду­ю­щее. Ко­гда Еле­аза­ра при­ве­ли к му­чи­те­лю и, за­став­ляя есть, на­ча­ли на­силь­но вла­гать ему в уста сви­ное мя­со, то он со­гла­сил­ся луч­ше уме­реть слав­ною му­че­ни­че­скою смер­тью за За­кон Бо­жий, неже­ли со­хра­нить чрез его на­ру­ше­ние бес­чест­ную и про­гнев­ля­ю­щую Бо­га жизнь. Та­ким об­ра­зом Еле­азар по соб­ствен­ной во­ле по­шел на му­ки; до­ро­гой он от­пле­вы­вал­ся, по­то­му что при­нуж­ден был уста­ми кос­нуть­ся нечи­сто­го мя­са; он по­да­вал при­мер дру­гим бо­го­бо­яз­нен­ным иуде­ям, ко­то­рым так­же угро­жа­ла смерть за со­блю­де­ние За­ко­на Бо­жия, са­мым де­лом на­учая их, что не долж­но со­вер­шать гре­ха ра­ди со­хра­не­ния зем­ной жиз­ни, не долж­но из при­вя­зан­но­сти к ней на­ру­ше­ни­ем за­ко­на про­гнев­лять Бо­га. Неко­то­рые из языч­ни­ков, дав­но знав­шие Еле­аза­ра, жа­лея его, при­нес­ли ему тай­но вме­сто сви­но­го дру­гое, не за­пре­щен­ное за­ко­ном мя­со и го­во­ри­ли на ухо:

– Возь­ми это и ешь пред все­ми вме­сто сви­но­го; все, ви­дя, что ты ешь мя­со, со­чтут его за сви­ное, ко­то­рое при­ка­зы­ва­ет есть царь, и ты та­ким об­ра­зом из­бег­нешь мук и смер­ти.

Но бла­го­ра­зум­ный и бла­го­че­сти­вый ста­рец, не за­ду­мы­ва­ясь, от­ве­чал им:

– Я ско­рее со­гла­шусь пой­ти в ад, неже­ли про­гне­вать Гос­по­да мо­е­го на­ру­ше­ни­ем Его свя­то­го за­ко­на, и не долж­но мне, до­стиг­ше­му столь пре­клон­ных лет, ли­це­ме­рить на со­блазн мно­гих юных: ко­гда они уви­дят, что я де­лаю то, что вы мне со­ве­ту­е­те, то ска­жут: «Вот Еле­азар уже в глу­бо­кой ста­ро­сти оста­вил древ­ний за­кон на­ших от­цов для за­ко­на языч­ни­ков», – и из-за мо­е­го ли­це­мер­но­го по­ступ­ка они от­сту­пят от ис­тин­но­го Бо­га и по­гиб­нут, гля­дя на мой при­мер; из люб­ви к вре­мен­ной жиз­ни они нач­нут пре­зи­рать За­кон Бо­жий и укло­нят­ся в эл­лин­ское нече­стие, а я по­срам­лю свою ста­рость, явив­шись ви­нов­ни­ком по­ги­бе­ли столь­ких душ. Ес­ли я из­бег­ну мук от лю­дей, то ка­ра­ю­щей дес­ни­цы Бо­жи­ей я не из­бег­ну ни во вре­мя жиз­ни на зем­ле, ни по­сле смер­ти за гро­бом; луч­ше мне уме­реть те­перь, и, уми­рая твер­до, не па­дая ду­хом при му­че­ни­ях за свя­той за­кон, я укра­шу му­же­ством свои се­ди­ны и остав­лю юным доб­рый при­мер для под­ра­жа­ния.

При этих сло­вах свя­то­го Еле­аза­ра по­влек­ли на му­че­ния, и те лю­ди, ко­то­рые сна­ча­ла вы­ра­жа­ли ему свое со­жа­ле­ние, те­перь, по­сле его ре­чи, вос­пы­ла­ли на него гне­вом и яро­стью. Во вре­мя ве­ли­ких му­че­ний, ко­гда от лю­тых ран свя­щен­ник Бо­жий уже при­бли­жал­ся к смер­ти, он сквозь сто­ны об­ра­тил­ся к Гос­по­ду:

– Все­ве­ду­щий и о всех ми­ло­серд­ству­ю­щий Гос­по­ди, Ты ве­да­ешь и то, что я, хо­тя и мог бы из­бе­жать смер­ти, од­на­ко с ра­до­стью и лю­бо­вью охот­но при­ни­маю же­сто­кие ра­ны, под­вер­гая тяж­ким му­че­ни­ям свое те­ло: ибо стра­даю для про­слав­ле­ния Тво­е­го свя­то­го име­ни.

Ска­зав это, он скон­чал­ся, оста­вив не толь­ко юно­шам, но и всем иуде­ям в сво­ей смер­ти при­мер му­же­ства. По­вест­во­ва­ние свя­щен­ных книг о стра­да­ни­ях свя­то­го Еле­аза­ра до­пол­ня­ет­ся еще сле­ду­ю­щим пре­да­ни­ем: по­сле же­сто­ко­го би­е­ния ему вли­ли в нозд­ри креп­кий ук­сус, из­да­вав­ший от­вра­ти­тель­ный за­пах, и за­тем бро­си­ли в огонь, – он же, по­мо­лив­шись Бо­гу, чтобы Гос­подь при­нял его му­че­ния и смерть как жерт­ву за весь на­род ев­рей­ский, пре­дал дух свой.

По­сле му­че­ни­че­ской кон­чи­ны свя­то­го Еле­аза­ра бы­ли схва­че­ны вме­сте с ма­те­рью семь бра­тьев; так как они при­над­ле­жа­ли к знат­но­му ро­ду, то их для ис­пы­та­ния от­пра­ви­ли к са­мо­му ца­рю в Ан­тио­хию. Здесь во­пре­ки пря­мо­му за­пре­ще­нию за­ко­на царь за­став­лял их есть сви­ное мя­со, что по­чи­та­лось яв­ным зна­ком от­ступ­ле­ния от Гос­по­да Са­ва­о­фа, в Ко­то­ро­го ве­ри­ли евреи, и при­ра­же­ни­ем к нече­стию эл­ли­нов, в ко­то­рое укло­ня­лись бо­я­щи­е­ся мук иудеи. Упо­мя­ну­тые семь бра­тьев, уче­ни­ки по­стра­дав­ше­го свя­щен­ни­ка и учи­те­ля иеру­са­лим­ско­го Еле­аза­ра, хо­ро­шо пом­ни­ли его на­став­ле­ния и пре­бы­ва­ли непо­ко­ле­би­мы в сво­ем бла­го­че­стии: они не по­ви­но­ва­лись ца­рю, ни за что не со­гла­ша­ясь пре­сту­пить за­кон. За это их под­верг­ли дол­гим му­че­ни­ям, би­е­нию би­ча­ми и во­ло­вьи­ми жи­ла­ми. Об их стра­да­ни­ях и без­бо­яз­нен­ном дерз­но­ве­нии пред му­чи­те­лем Свя­тое Пи­са­ние во 2-й Кни­ге Мак­ка­вей­ской по­вест­ву­ет так. Один из бра­тьев, стар­ший воз­рас­том, при­няв на се­бя обя­зан­ность от­ве­та, ска­зал ца­рю:

– О чем ты хо­чешь спра­ши­вать или что узнать от нас? Мы го­то­вы луч­ше уме­реть, неже­ли пре­сту­пить оте­че­ские за­ко­ны.

То­гда царь, озло­бив­шись, при­ка­зал раз­жечь ско­во­ро­ды и кот­лы. Ко­гда это бы­ло ис­пол­не­но, царь тот­час ве­лел у юно­ши, при­няв­ше­го на се­бя от­вет, от­ре­зать язык, со­драть ко­жу, от­сечь чле­ны те­ла в ви­ду про­чих бра­тьев и ма­те­ри. Ли­шен­но­го всех чле­нов, но еще ды­ша­ще­го му­че­ни­ка царь ве­лел от­не­сти к ко­ст­ру и жечь на ско­во­ро­де; ко­гда же от ско­во­ро­ды рас­про­стра­ни­лось силь­ное ис­па­ре­ние, бра­тья вме­сте с ма­те­рью уве­ще­ва­ли друг дру­га му­же­ствен­но пре­тер­петь смерть, го­во­ря:

– Гос­подь Бог ви­дит и по­ис­ти­не уми­ло­сер­дит­ся над на­ми, как Мо­и­сей воз­ве­стил в сво­ей пес­ни пред ли­цом на­ро­да; «и над ра­ба­ми Сво­и­ми уми­ло­сер­дит­ся».

Ко­гда умер пер­вый, вы­ве­ли на по­ру­га­ние вто­ро­го и, со­драв­ши с го­ло­вы ко­жу с во­ло­са­ми, спра­ши­ва­ли, бу­дет ли он есть (сви­ное мя­со), преж­де неже­ли нач­нут му­чить, от­се­кая по ча­стям его те­ло? Он же, от­ве­чая на род­ном язы­ке, ска­зал: нет. По­это­му и он при­нял му­че­ния та­ким же об­ра­зом, как пер­вый, и при по­след­нем из­ды­ха­нии ска­зал:

– Ты, му­чи­тель, ли­ша­ешь нас на­сто­я­щей жиз­ни, но Царь ми­ра вос­кре­сит нас, умер­ших за Его за­ко­ны, для жиз­ни веч­ной.

По­сле то­го тре­тий брат под­верг­нут был по­ру­га­нию и на тре­бо­ва­ние дать язык тот­час вы­ста­вил его, неустра­ши­мо про­тя­нув и ру­ки, и му­же­ствен­но ска­зал:

– От неба я по­лу­чил их и за за­ко­ны его не жа­лею их, и от него на­де­юсь опять по­лу­чить их.

Сам царь и быв­шие с ним изум­ле­ны бы­ли та­ким му­же­ством от­ро­ка, как он ни во что вме­нял стра­да­ния. Ко­гда скон­чал­ся и этот, та­ким же об­ра­зом тер­за­ли и му­чи­ли чет­вер­то­го. Бу­дучи бли­зок к смер­ти, он так го­во­рил:

– Уми­ра­ю­ще­му от лю­дей во­жде­лен­но воз­ла­гать на­деж­ду на Бо­га, что Он опять ожи­вит; для те­бя же не бу­дет вос­кре­се­ния в жизнь.

За­тем при­ве­ли и на­ча­ли му­чить пя­то­го. Он, смот­ря на ца­ря, ска­зал:

– Имея власть над людь­ми, ты, сам под­вер­жен­ный тле­нию, де­ла­ешь, что хо­чешь; но не ду­май, чтобы род наш остав­лен был Бо­гом. По­до­жди, и ты уви­дишь ве­ли­кую си­лу Его, как Он на­ка­жет те­бя и се­мя твое.

По­сле это­го при­ве­ли ше­сто­го, ко­то­рый, го­то­вясь на смерть, ска­зал:

– Не за­блуж­дай­ся на­прас­но, ибо мы тер­пим это за се­бя, со­гре­шив­ши пред Бо­гом на­шим, от то­го и про­изо­шло до­стой­ное удив­ле­ния. Но не ду­май остать­ся без­на­ка­зан­ным ты, дерз­нув­ший про­ти­во­бор­ство­вать Бо­гу.

Наи­бо­лее же до­стой­на удив­ле­ния и слав­ной па­мя­ти мать, ко­то­рая, ви­дя, как семь ее сы­но­вей умерщ­вле­ны в те­че­ние од­но­го дня, бла­го­душ­но пе­ре­но­си­ла это в на­деж­де на Гос­по­да. Ис­пол­нен­ная доб­лест­ных чувств и укреп­ляя жен­ское рас­суж­де­ние му­же­ским ду­хом, она по­ощ­ря­ла каж­до­го из сы­но­вей на род­ном язы­ке и го­во­ри­ла им:

– Я не знаю, как вы яви­лись во чре­ве мо­ем: не я да­ла вам ды­ха­ние и жизнь; не мною об­ра­зо­вал­ся со­став каж­до­го из вас. И Тво­рец ми­ра, Ко­то­рый об­ра­зо­вал при­ро­ду че­ло­ве­ка и устро­ил про­ис­хож­де­ние всех, опять даст вам ды­ха­ние и жизнь с ми­ло­стью, так как вы не ща­ди­те са­мих се­бя за Его за­ко­ны.

Ан­тиох же, ду­мая, что его пре­зи­ра­ют, и при­ни­мая эту речь за по­ру­га­ние се­бе, убеж­дал са­мо­го млад­ше­го, ко­то­рый еще оста­вал­ся, не толь­ко сло­ва­ми, но и клят­вен­ны­ми уве­ре­ни­я­ми, что и обо­га­тит, и осчаст­ли­вит его, ес­ли он от­сту­пит от оте­че­ских за­ко­нов, что бу­дет иметь его дру­гом и вве­рит ему по­чет­ные долж­но­сти. Но как юно­ша ни­сколь­ко не вни­мал, то царь, при­звав мать, убеж­дал ее по­со­ве­то­вать сы­ну сбе­речь се­бя. По­сле мно­гих его убеж­де­ний она со­гла­си­лась уго­ва­ри­вать сы­на. На­кло­нив­шись же к нему и по­сме­ива­ясь же­сто­ко­му му­чи­те­лю, она так го­во­ри­ла на род­ном язы­ке:

– Сын! сжаль­ся на­до мною, ко­то­рая де­вять ме­ся­цев но­си­ла те­бя во чре­ве, три го­да пи­та­ла те­бя мо­ло­ком, вскор­ми­ла и вы­рас­ти­ла и вос­пи­та­ла те­бя. Умо­ляю те­бя, ди­тя мое, по­смот­ри на небо и зем­лю и, ви­дя всё, что на них, по­знай, что всё со­тво­рил Бог из ни­че­го, и что так про­изо­шел и род че­ло­ве­че­ский. Не стра­шись это­го убий­цы, но будь до­стой­ным бра­тьев тво­их и при­ми смерть, чтобы я, по ми­ло­сти Бо­жи­ей, опять при­об­ре­ла те­бя с бра­тья­ми тво­и­ми.

Ко­гда она еще про­дол­жа­ла го­во­рить, юно­ша ска­зал:

– Че­го вы ожи­да­е­те? Я не слу­шаю по­ве­ле­ния ца­ря, а по­ви­ну­юсь по­ве­ле­нию за­ко­на, дан­но­го от­цам на­шим чрез Мо­и­сея. Ты же, изоб­ре­та­тель всех зол для ев­ре­ев, не из­бег­нешь рук Бо­жи­их: мы стра­да­ем за свои гре­хи. Ес­ли для вра­зум­ле­ния и на­ка­за­ния на­ше­го жи­вой Гос­подь и про­гне­вал­ся на нас на ма­лое вре­мя, то Он опять уми­ло­сти­вит­ся над ра­ба­ми Сво­и­ми; ты же, нече­сти­вый и пре­ступ­ней­ший из всех лю­дей, не воз­но­сись на­прас­но, над­ме­ва­ясь лож­ны­ми на­деж­да­ми, что ты воз­двиг­нешь ру­ку на ра­бов Его; ибо ты не ушел еще от су­да Все­мо­гу­ще­го и Все­ви­дя­ще­го Бо­га. Бра­тья на­ши, пре­тер­пев­ши ныне крат­кое му­че­ние, по­лу­чи­ли жизнь веч­ную, а ты по су­ду Бо­жию по­не­сешь пра­вед­ное на­ка­за­ние за пре­воз­но­ше­ние. Я же, как и бра­тья мои, пре­даю и ду­шу и те­ло за оте­че­ские за­ко­ны, при­зы­вая Бо­га, чтобы Он ско­ро уми­ло­сер­дил­ся над на­ро­дом, и чтобы ты с му­ка­ми и ка­ра­ми ис­по­ве­дал, что Он един есть Бог, и чтобы на мне и на бра­тьях мо­их окон­чил­ся гнев Все­мо­гу­ще­го, пра­вед­но по­стиг­ший весь род наш.

То­гда раз­гне­ван­ный царь по­сту­пил с ним еще же­сто­че, неже­ли с про­чи­ми, него­дуя на по­сме­я­ние. Так и этот кон­чил жизнь чи­стым, все­це­ло по­ло­жив­шись на Гос­по­да. Ви­дя это, бла­жен­ная ма­терь, – имя ей Со­ло­мо­ния, – ис­пол­ни­лась неиз­ре­чен­ной ра­до­сти, что пред­по­сла­ла Гос­по­ду де­тей сво­их непо­роч­ны­ми; став­ши над те­ла­ми их, она про­стер­ла вверх ру­ки свои и, по­мо­лив­шись с теп­лы­ми ра­дост­ны­ми сле­за­ми, пре­да­ла дух свой в ру­ки Бо­жии. Так скон­ча­лась ма­терь с детьми сво­и­ми, по­ло­жив ду­ши за За­кон Гос­по­да Все­дер­жи­те­ля.

Взи­рая на про­ли­тие кро­ви ра­бов Сво­их, Гос­подь уми­ло­сер­дил­ся над на­ро­дом ев­рей­ским: Он воз­двиг сре­ди них Иу­ду, про­ис­хо­див­ше­го из свя­щен­ни­че­ско­го ро­да и про­зван­но­го Мак­ка­ве­ем. С во­ин­скою си­лою Иуда ока­зал му­же­ствен­ное со­про­тив­ле­ние нече­сти­во­му Ан­тио­ху и по­сле по­бе­ды за­ста­вил уда­лить­ся его во­е­на­чаль­ни­ков. За­тем он пре­дал смер­ти всех укло­нив­ших­ся в эл­лин­ское нече­стие и очи­стил храм от идо­лов, о чем про­стран­но по­вест­ву­ют Кни­ги Мак­ка­вей­ские.

Ца­ря же Ан­тио­ха еще в здеш­ней жиз­ни по­стиг пра­вед­ный суд Бо­жий. Он под­верг­ся ужас­ной бо­лез­ни: внут­рен­но­сти его на­ча­ли гнить и пе­ре­пол­нять­ся чер­вя­ми, при­чем от него ис­хо­дил нестер­пи­мый смрад. То­гда, по про­ро­че­ству юней­ше­го из му­че­ни­ков, нече­сти­вый Ан­тиох неволь­но дол­жен был при­знать все­мо­гу­ще­ство ху­ли­мо­го им ра­нее ис­тин­но­го Бо­га и по­сле сво­их го­не­ний об­ра­тил­ся к Нему с мо­лит­вой. Но Гос­подь не да­ро­вал ми­ло­сти то­му, кто сам не ока­зы­вал ее дру­гим: Ан­тиох, не при­не­ся ис­крен­не­го рас­ка­я­ния, умер злою смер­тью, воз­буж­дая у всех мысль о спра­вед­ли­вом су­де Бо­жи­ем. Все про­слав­ля­ли все­силь­но­го Бо­га, как и ныне про­слав­ля­ет­ся Он ото всех ро­дов и все­гда бу­дет про­слав­лять­ся в бес­ко­неч­ные ве­ки. Аминь.

 
Київська Митрополія Української Православної Церкви
Київська Митрополія Української Православної Церкви
  • Архієпископ Білогородський Сильвестр очолив престольне свято храму на честь благовірного князя Олега Брянського
    3 жовтня 2022 року, в день пам’яті благовірного князя Олега Брянського, з благословення Блаженнішого Митрополита Київського і всієї України Онуфрія вікарій Київської Митрополії архієпископ Білогородський Сильвестр звершив Божественну літургію з нагоди престольного свята в храмі на честь святого князя Олега у Дарницькому районі міста Києва. Його Високопреосвященству співслужили: протоієрей Всеволод Рибчинський, настоятель храму протоієрей Олексій […]
  • Розпочався новий навчальний рік на православно-катехізаторських курсах, що діють при КДАіС
    2 жовтня 2022 року в Академічному храмі на честь Різдва Божої Матері був звершений молебень з нагоди початку навчання на Православно-катехізаторських курсах імені святителя Петра Могили, що діють при Київській духовній академії і семінарії. Молебень очолив завідувач курсів — проректор з навчально-методичної роботи архімандрит Філарет (Волошин) у співслужінні викладача та помічника завідувача ієромонаха Рафаїла (Мосунова). […]
  • Архієпископ Сильвестр очолив престольне свято храму на честь благовірного князя Ігоря Чернігівського
    2 жовтня 2022 року, у день пам’яті благовірного великого князя Ігоря Чернігівського, з благословення Блаженнішого Митрополита Київського і всієї України Онуфрія вікарій Київської Митрополії архієпископ Білогородський Сильвестр очолив престольне свято храму на честь благовірного князя Ігоря Чернігівського храмового комплексу Різдва Пресвятої Богородиці, що у мікрорайоні Теремки-1. Його Високопреосвященству співслужили: благочинний Голосіївського благочиння протоієрей Павел Кирилов, […]