Крещение Киевской Руси и память равноап. князя Владимира

vladimir_kniazКнязь Владимир Святославич – фигура, которую трудно осмыслить. И до него легендарные правители Киевской Руси крестились – Аскольд, Ольга. И до него в Киеве жили христиане, десятки славян принимали «греческую веру». Но главная государствообразующая сила в те времена – дружина. А княжеская дружина и во времена Ольги оставалась языческой.

Что же заставило князя Владимира, ревностного язычника, избрать свой последующий христианский путь?

Извечный вопрос: кто правдивее? Историки и летописцы, работающие по заказу властей, связанные с идеологической и церковной конъюнктурой, создающие государственный миф? Или народные сказители, которые опираются на устойчивые пересуды о прошлом, на обобщенные репутации князей, воинов, врагов?

При этом авторы героических песен зависят от законов жанра, от необходимости развлекать слушателя, поэтому их тянет к фантастике. Они, в отличие от летописцев, даже не пытаются привязать события к каким-либо датам. Былинным героям вольготно существовать в эпическом времени, в котором перемешаны эпохи и «златая цепь на дубе том». Там вечно правит ласковый (хотя подчас и взбалмошный, даже вероломный) князь Владимир…

Read More

Read More

Read MoreНаверное, это необходимо, чтобы наряду с житийным и летописным образом равноапостольного князя, наряду с князем, который стал объектом исторических исследований, существовал и Владимир Красное Солнышко. Сказочный. Он по-прежнему притягивает богатырей, которые хотят послужить Киевской Руси. Он пирует, а за длинным княжеским столом найдется место и для нас.

Жизнь князя пошла на притчи. Разгадывать каждую из них пользительно. Часто вспоминается одна из них. В этом сюжете пересеклись мировоззрения, стихии: молитвенность и прагматизм. Князь выбирал веру до того, как молитва исцелила его от слепоты. Это был полководец, политик, умевший «уважать себя заставить», постоянно подтверждавший свой авторитет в суровой воинской среде.

По сравнению с предыдущим киевским князем – Ярополком – Владимир быстро показал твердую руку и государственный ум. Молодой князь казался более ревностным язычником, чем его предшественник, который относился к христианской общине дружелюбно.

Возле княжеского терема, на высоком холме, установили новые деревянные фигуры богов – Перуна с серебряной головой и золотыми усами, Хорса, Даждьбога, Стрибога, Семаргла и Мокоши. Этим идолам приносили жертвы. В пантеон почему-то не попал Велес (Волос) – почитаемый всеми русичами бог богатства, плодородия и скотоводства. Почему-то он оказался в опале у Владимира. А может быть, летописец просто забыл упомянуть его в списке новых величественных истуканов.

Повышался статус не только религии, но и киевского князя. Регулярные жертвоприношения обставлялись торжественно, как события государственного уровня. И во главе стоял князь – любимец богов. Князь на земле соответствовал Перуну в небе. Весть о киевских святынях дошла до Новгорода, Смоленска, Полоцка, Чернигова, Тьмутаракани. После жертвоприношений (как правило, истуканам даровали мед, скот и хлеба) пировали всем миром. Во главе стола неизменно восседал князь – отец народа.

Из уст в уста по всей Киевской Руси пошли слухи о «ласковом князе Владимире», который в стольном Киеве хлебосольно угощает каждого гостя. Он умело создавал собственную репутацию – в этом и состоит искусство политика.

Сохранилось предание об убиении варягов-христиан в языческом Киеве. Князь Владимир поддержал идею человеческого жертвоприношения во имя прославления новых идолов. Это воспринималось как событие первостепенного значения. Бросили жребий – кого вести на заклание. Жребий указал на юношу Иоанна, варяга. Его отец Федор побывал в Константинополе и принял крещение.

Когда служители Перуна пришли к Федору за сыном, варяг ответил: «Не отдам сына в жертву идолам. Никакие они не боги, а просто деревянные фигуры. Сегодня стоят, а завтра сгниют. А Бог един, Он – творец всему миру».

Возмущенные язычники напали на дом Федора, убили отца и сына. Федор мужественно встретил смерть, не отрекся от своей веры. Позже варягов Феодора и сына его Иоанна причислили к лику святых.

Князь Владимир узнал о стойком поведении христиан – и, быть может, тогда впервые искренне заинтересовался христианским учением. По крайней мере, проникся к нему уважением.

Владимир укрепил язычество, но это не принесло ему удовлетворения. Соседи – поляки, венгры – отказывались от язычества, принимали Христа. И киевский князь чувствовал, что пора переходить от веры предков к чему-то новому. И вот потянулись в Киев богословы, жрецы, политики из разных стран: князь хотел хорошенько изучить суть разных религий, чтобы сделать выбор.

Первые посланники прибыли на русскую землю из «ближнего зарубежья» того времени – из Волжской Булгарии. На восточных и южных берегах Каспийского моря уже господствовала вера магометанская, утвержденная оружием беспокойных аравитян.

Хитроумные болгары хотели прельстить грозного и могучего соседа. Воображение сластолюбивого Владимира пленило описание рая с гаремом из семидесяти жен, но к обряду обрезания он отнесся с брезгливостью, а запрет на свинину и вино посчитал безрассудным. Хмельной медовый напиток согревал русичей в холодные зимы. «Есть на Киевской Руси веселие пить, не можем быть без него», – ответствовал магометанским посланникам великий князь.

Затем пожаловали немцы – посланники Папы Римского. «Мы пришли, посланные папой. Папа наш говорит тебе: «Земля твоя такая же, как и наша, а вера наша не похожа на твою, так как наша вера – свет. Кланяемся мы Богу, сотворившему небо и землю, и звезды, и месяц, и все, что дышит, а ваши боги – просто дерево». Владимир внимательно выслушал надменных западных посланников и спросил: «В чем заповедь ваша?»

И ответили они: «Пост по силе, если кто пьет или ест, то все это во славу Божию».

Слова эти не понравились князю Владимиру. Для него, ревнителя язычества, вера вполсилы была неприемлема, скорее вызывала отвращение. Припомнил князь, как отец его Святослав не стерпел долгого присутствия миссии епископа Адальберта, который действовал в интересах немецкого короля Оттона. Владимир с присущей ему страстью ответил им: «Идите, откуда пришли, ибо и отцы наши не приняли этого!»

Прослышав о том, что князь Владимир не проявил интереса к магометанским и немецким посланникам в Киев устремились хазарские иудеи. Их проповедники были известны в Киеве еще до времен разгрома Хазарского каганата и первого присоединения Тмутаракани. Они обратились к Владимиру: «Слышали мы, что приходили болгары и христиане, проповедуя тебе каждый свою веру. Христиане же веруют в Того, Кого мы распяли, а мы веруем в Единого Бога Авраама, Исаака и Иакова».

И спросил Владимир иудеев: «Какой у вас закон?»

Они отвечали: «Мы проходим обряд обрезания, не едим свинину и зайчатину, храним субботу».

Тогда князь с лукавой улыбкой спросил: «А где земля ваша?»

«В Иерусалиме!» – отвечали хазары.

Нахмурился Владимир и спросил во второй раз: «Точно ли она там?»

И ответили ему встревоженные иудеи: «Разгневался Бог на отцов наших и рассеял нас по различным странам, а за грехи наши землю нашу отдал врагам».

Рассердился Владимир: «Как же вы дерзаете иных учить, а сами отвергнуты Богом и рассеяны? Если бы Бог любил вас и закон ваш, то не были бы вы рассеяны по чужим землям. Или и нам того же хотите?»

В этом диалоге прагматизм князя сказался наиболее ярко. Вроде бы не христианский подход: измерять правильность пути его земной эффективностью, победами. Князь в те времена был язычником – не в этом ли дело? Этот сюжет стал каноническим, он включен в житие святого князя. И, наверное, читатели во все времена невольно сочувствуют князю, любуются его находчивостью, твердой политической линией. И в этом тоже есть правда и урок!

В наше время это воспринимается как предупреждение: не стоит увлекаться направлениями, потерпевшими поражение. Ведь в корне каждого поражения – внутренние пороки той или иной системы. Пространство молитвы не отменяет пространства здравого смысла. И прагматизм бывает полезным, красивым, блистательным. Как и иррациональность нередко бывает искусительной. Но продолжим хрестоматийный рассказ.

Позже всех из Греции пожаловал к Владимиру православный богослов со словами: «Слышали мы, что приходили болгары и учили тебя принять свою веру; вера же их оскверняет небо и землю, и прокляты они сверх всех людей, уподобились жителям Содома и Гоморры, на которых напустил Господь горящий камень».

Выслушал Владимир грека, плюнул на землю и сказал: «Нечисто это дело».

Философ продолжил: «Слышали мы и то, что приходили к вам из Рима научить вас вере своей. Вера их отличается от нашей: служат на опресноках, то есть на облатках, о которых Бог не заповедал, повелев служить на хлебе, и поучал апостолов, взяв хлеб: “Сие есть тело Мое, ломимое за вас…” Так же и Чашу с вином взял и сказал: “Сия есть кровь Моя Нового Завета”».

Сказал же Владимир: «Пришли ко мне евреи и сказали, что немцы и греки веруют в Того, кого они распяли».

Философ ответил: «Воистину мы веруем в Того, Которого предсказывали пророки. Сын Божий был рожден, распят и погребен, но в третий день воскрес и взошел на небеса. Они же одних пророков избивали, а других истязали, за что и были рассеяны».

И, сказав это, философ показал Владимиру завесу, на которой изображено было судилище Господне, указал ему на праведных справа, в веселии идущих в рай, а грешников слева, идущих на мучение.

Владимир, вздохнув, сказал: «Хорошо тем, кто справа, горе же тем, кто слева».

Философ же сказал: «Если хочешь с праведниками справа встать, то крестись».

Владимиру запали в сердце слова мудрого грека, но он сказал: «Подожду еще немного».

И направил своих послов в Константинополь – поглядеть, как совершаются богослужения в главном храме православного мира. Ну, а дальнейшее нам известно.

Владимир крестил Киевскую Русь, но вначале крестился сам. Вот Константин Великий, тот председательствовал на Первом Вселенском соборе и именовался «епископом внешних», и патронировал Церковь в Империи, но крещен не был до самого приближения смерти. Нравственному чувству Владимир милее, потому что прежде нежели менять жизнь других, он меняется сам.

Не нужно сомневаться в его святости, как это в обычае у некоторых. И греховная тьма, в которой он привычно жил до крещения, пусть нас не смущает. Редка та святость, при которой человек чист от младенчества до старости. Гораздо чаще жизнь людей рассекается надвое – на «до» и «после».

Рассекающим лезвием является Христова благодать, воспринятая человеком. И здесь уже важно понимать, что подлинно свят не тот, кто с детства безупречен, а тот, кто после принятия благодати не позволил себе вернуться к тому, что было «до». Владимир назад не возвращался. Владимир свят.

Он очень важен для нас, этот князь, который до крещения носил в себе все хвори народной души. В похоти ненасытен, к хмельному неравнодушен, в гневе страшен, в корыстных делах хитер. Это портрет подлинного язычника, сына страстей и служителя демонов. Такой человек стыдится не греха, а одной лишь слабости и неудачи, врагов ненавидит всей душой, слабых взглядом не удостаивает. Страсти свои он лелеет, и, глянув на него со стороны, ума не приложишь, что должно случиться, чтобы это сомнительное «дитя природы» изменило свой образ жизни в лучшую сторону.

Такими же, вероятно, были германцы, которых планомерно и жестоко покоряли и насильно окультуривали римляне. Такими были и наши северные соседи – норманны, наводившие столетиями ужас на всех соседей свои набегами. Нравы этих исторических персонажей смиряли и укрощали уже миссионеры и проповедники.

А наш князь смирился сам и указал затем путь к иной жизни своему народу. В нашем нравственном перерождении не принимали участия ни культуртрегеры из оккупационных армий, ни отряды иностранных миссионеров.

Князь важен для нас тем, что он сам поменялся. На этой мысли просим остановиться вниманием. Она, как река, разделяется на два рукава.

Во-первых, многие начальствующие болеют той ложной идеей, что они должны хорошо управлять, а уже их собственная нравственность – дело неважное.

То ли они лукавят, то ли невдомек этим менеджерам, что неочищенный человек других очищать не способен. Поэтому нужно как на учителя смотреть на Владимира, смирившегося и познавшего Бога прежде, нежели начавшего приводить простой люд к Днепру ради крещения.

Второй момент касается всех нас вообще. Заключается он в том, что Владимир поменялся! Мы ведь так редко и так плохо поддаемся благим переменам. Мы все откладываем свое исправление, или же пытаемся возобновить вялые попытки то с Нового года, то с понедельника.

И уж кого нельзя упрекнуть в нашей бесплодности, так это Бога. Он подает благодать, и не отказывается приходить на помощь, и всем верующим говорит: «воззовет ко Мне и услышу его» (Пс. 90)

Видимо, мы в большинстве своем двоедушны и слабовольны, а князь-креститель наш не таков. Владимир вышел из купели крещения иным человеком. Похоть увяла, жестокость сменилась желанием голодных кормить, гордые и хитросплетенные помыслы вытеснила из души евангельская простота. Вот в этом стоит подражать князю.

Тот, кто способен понять неоценимую важность благого изменения, совершившегося в человеке раз и навсегда, тот никогда не будет сомневаться в святости изменившегося человека. И неважно, какими грехами был покрыт этот человек ранее.

Владимир, как говорит Предание, во время оно с днепровских холмов смотрел на Днепр, туда, где в прибрежных водах крестились малые и старые люди его народа. Волны восторга и великих мыслей заполняли его изумленный ум, когда волны Днепра омывали людей во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Там, воздев руки, как Соломон при освящении Храма, молился он об обновляемых людях. Да будет известно нам, что горячая, сердцем рожденная молитва не умирает. Обращенная к Богу Живому, она сама становится живой и бессмертной, и продолжает в веках звучать и действовать. Поэтому потрудимся мысленно стать в День Крещения Киевской Руси у подножья того холма, на котором с воздетыми руками молится равноапостольный князь. О нас он молится тоже, и внемлет Бог молитве его.

 
Київська Митрополія Української Православної Церкви
  • Архієпископ Феодосій очолив богослужіння в храмі міста Боярка
    6 серпня 2020 року, в день пам'яті святих благовірних князів страстотерпців Бориса і Гліба, з благословення Блаженнішого Митрополита Київського і всієї України Онуфрія вікарій Київської Митрополії архієпископ Боярський Феодосій відвідав своє титульне місто Боярку, де звершив Божественну літургію в Свято-Покровському храмі. Високопреосвященному владиці співслужив вікарій Київської Митрополії єпископ Іванківський Кассіан, керуючий Вишневським вікаріатством. Також за […]
  • Єпископ Васильківський Миколай звершив літургію в храмі Різдва Божої Матері
    2 серпня 2020 р., у день пам’яті святого пророка Божого Ілії, з благословення Блаженнішого Митрополита Київського і всієї України Онуфрія вікарій Київської Митрополії єпископ Васильківський Миколай звершив Божественну літургію в храмі на честь Різдва Божої Матері Святошинського благочиння столиці. Його преосвященству співслужили: благочинний Святошинського благочиння протоієрей Діонісій Дунаєв, благочинний Печерського благочиння протоієрей Володимир Косточка, настоятель храму протоієрей Володимир Соломаха, священники храму та гості […]
  • Блаженніший Митрополит Онуфрій очолив Божественну літургію з нагоди престольного свята Іллінської церкви на Подолі
    2 серпня 2020 року, у день пам’яті святого славного пророка Божого Ілії, Блаженніший Митрополит Київський і всієї України Онуфрій очолив Божественну літургію у Свято-Іллінському храмі Києва, що на Подолі. Його Блаженству співслужили: ректор КДАіС єпископ Білогородський Сильвестр, єпископ Макарівський Гедеон, єпископ Вишневський Спиридон, духовенство храму та гості у священному сані. Після читання Святого Євангелія Блаженніший […]