Что такое причастие?

Святое ПричастиеЧто значит «причаститься»? Это значит «стать причастным Христу». Причащаясь Тела и Крови Христовых, мы соединяемся со Христом. «Если любите Меня, заповеди Мои соблюдите» (Ин. 14:15), – говорит Спаситель. Жизнь с любовью к Богу и ближнему нас соединяет со Христом. И, соответственно, отлучают от Христа, удаляют от Него жизнь без любви к Богу и ближнему, жизнь во грехе. Поэтому естественным требованием для причащающихся является, прежде всего, отказ от грехов, то есть исповедь и покаяние, перемена жизни от нелюбви к любви. Все остальные правила, которые связаны с подготовкой к Таинству Евхаристии, преследуют именно эту цель – помочь человеку осознать свое подлинное положение, разорвать узы греха и соединиться со Христом.

Как частный случай, среди тех, кто не может причащаться – те, кто живет в незарегистрированном «браке». По мнению Церкви, это – грех, сожительство и требует покаяния, то есть перемены, вступления в законный брак, в котором супруги «делят» друг с другом не только обеденный стол или постель, но всю жизнь.

Read More

Что касается того, допускать человека до причастия или не допускать, то в каждом конкретном случае это решает священник, и понятно, что ситуации бывают разные. Бывает, человек приходит в храм, и у него так сложилось, что он не мог вычитать все молитвенное правило. Священник в данной ситуации, глядя на этого человека, зная меру его воцерковления, зная меру его усердия, принимает конкретное решение – допускать его сегодня до причастия или не допускать. И, соответственно, отвечает за свое решение.

В чем разница между отлучением от причастия и недопущением?

Бывает, что человек готовился к Таинству, прочитал правило, но когда выходил из дома в храм, поссорился с женой. И вот вроде бы литургия, через час можно причаститься. А душа все равно подсказывает, что ты не в любви пребываешь. Сердце не обманешь. В этом случае обычно спросишь: «А как вы сами думаете? Вы можете в таком состоянии причащаться, быть причастным Христу?» И чаще всего человек, положа руку на сердце, отвечает: «Нет, не могу. Вы правы».

При этом следует помнить, что если священник наложил епитимию и отлучил человека от Таинства Евхаристии на какой-то конкретный срок, то только этот священник и может снять ее и, соответственно, за это отвечает.

Отлучить от причастия? Какой в этом смысл?

Чтобы епитимия имела смысл, должна быть определенная культура ее восприятия, церковная дисциплина и осознание того, за что тебе ее дали и ради чего. А сейчас не то что этого нет, а проблема с главным – мы и само причастие не совсем понимаем как великий дар. Потому и отлучение от этого дара тоже не совсем можем воспринять как какую-то беду для себя.

Нельзя от Церкви отлучить человека, который еще не в Церкви, еще не приобщен к церковному общению. И поэтому, когда в первый раз человек приходит на исповедь, его от причастия, как правило, не отлучают. Если у него веры не хватает для осмысления причастия, тогда это может быть не отлучение, а просто подготовка к причастию немного увеличивается по срокам.

Важно помнить, что в церковных канонах есть смысл. Каноническое право, к сожалению, нередко преподается будущим священникам формально. И часто единственный вывод, который делается после того, как предмет прослушан, что эти каноны сейчас применять невозможно. Действительно, в таком объеме и на такие сроки, которые там оговариваются, епитимии сейчас налагать нельзя. Но нужно смотреть не на сроки, а на сам принцип – за какие грехи большую епитимию, за какие меньшую и почему, собственно говоря.

Давайте вспомним те исторические обстоятельства, в которых эти каноны составлялись. Ведь тогда, например, христианских браков, венчаний как таковых не было. Церковью признавался тот, который по факту был браком.

Сегодня, если речь идет о так называемом «гражданском» (незарегистрированном) браке, – он может быть уже сложившимся во времени браком. И вот за время его существования одна сторона пришла к вере, поняла, что нужно «узаконить отношения», а другая – нет. Верующую «половинку» можно причащать. Вспомним слова апостола Павла: «Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим»(1 Кор. 7:14).

Это как раз тот самый случай, когда сначала оба супруга в язычестве жили, а потом, к примеру, жена становилась христианкой. И вот возникал вопрос, если один в браке христианин, а другой язычник, надо ли такие браки расторгать. И апостол Павел говорит, что нет, не надо расторгать, если этот язычник согласен жить с христианкой, не требуя от нее отречения от веры.

Отлучению от причастия в древности мыслилось тождественным отлучение от Церкви. И, кстати сказать, в канонах всегда оговаривается, что если человек действительно настоящее и горячее покаяние покажет, видимо исправит свою жизнь, священник может епитимию сильно сократить. Сегодня мы буквально задыхаемся от недостатка современных, актуальных церковных канонов. Архиерейский Собор, Поместные соборы принимают очень важные решения, там поднимается интересная проблематика. Но они не доносятся до всех нас, до всех священников в каком-то простом виде – кормчих книг, правил…

Когда приходит на исповедь утром человек и говорит: «Я собираюсь причащаться, но забыл и выпил стакан воды», то проблема не в том, что он стакан воды выпил. Он этим никак святыню не осквернит. А грех заключается вот в чем: человек забыл, что идет причащаться. Забыл, что ко встрече с Господом готовится. Потому что мы, христиане, к сожалению, к некоторым вещам относимся странно: как будто делим – кошерное, не кошерное, халяльное, не халяльное. Думаем: мы не едим перед причастием потому, что какая-то пища может осквернить его. Но причастие нельзя осквернить!

Если на вечер назначено празднество, пир, мы в обед не едим, чтобы вечером поесть с аппетитом. Мне кажется, изначально этот литургический пост перед причастием был такого плана. Не то что мы там каким-то особенным аскетизмом занимаемся. Просто мы готовимся к главной трапезе, которая должна состояться, к Божественной трапезе.

А мы воспринимаем так, будто к какой-то медицинской процедуре готовимся, которую обязательно натощак надо совершить.

Для чего?

Вроде бы – какой смысл в отлучении от причастия? Если человек не понимает, насколько оно важно. А если человеку не сказать четким, ясным, понятным словом, что ты отлучен от причастия, он будет спокойно причащаться этот самый год, даже не понимая, что он сделал, что он совершил. Поэтому все равно сказать нужно. А потом уже оставить это на совести человека.

В древности, когда писались каноны, отлучение от Церкви в какой-то степени было тождественно изгнанию. А изгнание для древнего человека – страшная вещь. То есть человек оказывался вне общества, вне закона. Его любой мог убить, ограбить и никто, никакой закон и никакие граждане его не защищали бы. То же самое – отлучение от синагоги, например, в Ветхом Завете. Не говоря уже о том, что сакральная, духовная жизнь у этого человека прерывалась. Потому что не было через кого ему общаться с Богом.

Так что в Церкви, когда она стала разрешена, в Римской империи отлученный человек лишался церковного общения и в какой-то степени – и гражданского общения, и всякого другого. И это очень серьезный инструмент. Хотя совсем не тот, который нам дал Христос. Единственный инструмент – это проповедь, убеждение и свидетельство истины. Но, тем не менее, мы же не должны отрицать, что это было. И человек, по крайней мере, очень боялся отлучения от церковного общества, от церковной общины.

А сейчас мы хотим все то же самое как бы приложить к сегодняшней ситуации, но забываем, что сейчас все иначе. Отлучили человека от причастия, но его внешняя жизнь особенно не поменялась.

Порой мы забываем о нравственной стороне христианской жизни. Поэтому надо настойчиво доносить до людей заповеди христианской нравственности. На оглашении часто сталкиваешься с тем, что люди убеждены, – они заповеди Божии не нарушают. «Я ж не убиваю, не ворую. И родителей своих люблю». Они считают, что все у них в порядке. Если Церковь им не расскажет о христианской нравственности, то какое право она имеет наказывать человека за то, что он не знает, не считает плохим по незнанию?

Так что нам важно, чтобы человек сам понял, какой это дар – причастие. И тогда отлучение от причастия будет для него бедой, он тогда будет понимать, чего лишается…

 
Київська Митрополія Української Православної Церкви
  • Вікарії Київської Митрополії взяли участь у святкуваннях з нагоди річниці обрітення Піщанської ікони Божої Матері
    21 липня 2019 року, день святкування 265-ї річниці обрітення Піщанської ікони Божої Матері, з благословення Блаженнішого Митрополита Київського і всієї України Онуфрія та на запрошення митрополита Ізюмського і Куп‘янського Єлисея, вікарії Київської Митрополії єпископ Баришівський Віктор та єпископ Білогородський Сильвестр взяли участь у Божественній літургії в Свято-Вознесенському кафедральному соборі міста Ізюм Харківської області. Богослужіння очолив […]
  • Блаженніший Митрополит Онуфрій очолив літургію у Києво-Печерській Лаврі
    21 липня 2019 року, у Неділю 5-ту після П’ятидесятниці, Блаженніший Митрополит Київський і всієї України Онуфрій очолив Божественну літургію в Успенському соборі Свято-Успенської Києво-Печерської Лаври. Його Блаженству співслужили: намісник Свято-Успенської Києво-Печерської Лаври митрополит Вишгородський і Чорнобильський Павел, керуючий справами УПЦ митрополит Бориспільський і Броварський Антоній, архієпископ Гурій (Кузьменко), гості у священному сані та духовенство обителі. […]
  • У Київській Митрополії відбувся ставленицький іспит для кандидатів на висвячення у священний сан
    19 липня 2019 року з благословення Блаженнішого Митрополита Київського і всієї України Онуфрія у Київській Митрополії відбулося засідання Ставленицької Комісії Київської єпархії Української Православної Церкви. На засіданні, яке проходило під головуванням голови комісії, вікарія Київської Митрополії архієпископа Боярського Феодосія, були екзаменовані кандидати у сан священика і диякона для служіння в Київській єпархії. В роботі комісії […]