«Выше закона стоит только любовь». Из беседы с прот. Валерианом Кречетовым.

krechetov«Прежде всего, нужно помнить, что приходим мы – к Богу, в храм Божий. Существуют такие понятия как Устав, правила Церкви. Да, многие этого не знают. Но ведь перед тем, как садиться за руль автомобиля, человека заставляют учить правила дорожного движения. В Церкви немного другая ситуация: человека никто не заставляет приходить, он сам там появляется…» О церковных традициях, об особой духовной свободе православной веры, и о том, с чем может столкнуться недавно пришедший к вере человек, говорит протоиерей Валериан Кречетов, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы в Акулове, в своей беседе с порталом Православие.ру

Многие вещи, которые люди впервые видят в церкви, в наше время в разных местах часто бывают различными. Ведь отрыв от традиций, от правил, к сожалению, привел к тому, что теперь, как сказал когда-то святитель Феофан Затворник, «что ни голова, то своя вера». К несчастью, это часто касается и тех людей, которые вроде и в церковь ходят, и считают себя людьми церковными, но на самом деле многое воспринято ими от тех, с кем они соприкоснулись. И вот эти вещи (а они переплетаются между собой) можно охарактеризовать тремя понятиями: «Нельзя. Не положено. Не принято». То есть, существует правило, существуют какие-то традиции, ну, а есть некое такое «творчество», довольно своеобразное, потому что оно часто исходит из собственного опыта. А каким может быть свой опыт? Понятно, что опыт Церкви – это опыт столетий и тысячелетий. А опыт одного человека – что такое? Например, он приходит в один храм – там благолепные иконы, лампады горят, нет никаких особых излишеств. В ином храме – иконы увешаны полотенцами или чем-то еще… Иногда большинство обычных икон помещены под стеклом, а ни них – только изображения Божией Матери, Спасителя и святых, иногда к ним подвешены колечки золотые и еще какие-то украшения… И люди не понимают: а что это такое? Так нужно? Откуда это появилось?

Вот тут как раз нужно различать такие вещи: каноны, которых нужно придерживаться, ибо они сохраняют сущность. Потому что каноны создавались постепенно (например, иконописные каноны), и разница стилей в иконописи зависит от того, в какую эпоху была написана икона и как люди воспринимали духовные вещи. Когда-то иконы были просто написаны – и этого было достаточно, а потом их стали украшать ризами. А потом стали даже изображения писать только в тех местах, где нет ризы. И когда впоследствии снимали с такой иконы ризу, то на доске оказывались написаны «кусочки» святых: руки, ноги и лики. Поэтому такие вещи иногда смущают людей, они недоумевают: а как же правильно, а что же тут верно? Это вопрос очень серьезный и непростой. Здесь нужно помнить, что наша православная вера имеет особую духовную свободу. То есть, когда что-то делается в простоте и по любви, она допускает такие моменты: например, даже изображения не строго иконописные, но творимые с любовью. И благодать Божия одухотворяет и эти иконы, и они все равно почитаются, и к ним надо относиться с благоговением. Нельзя говорить: это изображение действительно, а это нет – нет, это намного более сложные вещи! (…)

А у нас часто начинают осуждать: это – так, а это – не так. Так нельзя! Конечно, может быть, это не совсем уж канонично, но это еще не значит, что это нужно совсем отбросить и чуть ли не попирать! Нет! Нужно быть очень осторожными в отношении церковных обычаев или чего-то другого. Выше закона стоит только любовь. И вот как раз любовь объясняет все, что совершается в храме. Поэтому, когда приходят в церковь и видят: в одном месте делается так, в другом – иначе, то не надо смущаться, а нужно различать. Вот это – ближе к тому, как должно быть. Это – не совсем так, но так люди понимают, у них такой взгляд на эти вещи. Многообразие форм – как и в творении Божием – делает мир разнообразным и красивым. Необязательно, чтобы всюду было «под одну гребеночку». Но при этом всегда нужно помнить самое главное: храм – это Дом Божий. Здесь невидимо присутствует Сам Господь (особенно в момент Евхаристии), Матерь Божия (мы знаем о явлении Покрова), присутствуют Ангелы Божии, святые. Это было открыто многим святым, например, преподобный Серафим Саровский видел за богослужением Самого Спасителя, Который благословил всех и вошел в Свой храмовый образ. Как бы встал на то место, где мы видим Его на иконе телесными очами.

Конечно, есть в церкви главное, есть и не главное, но, как говорил в свое время митрополит Филарет (Дроздов): «И главное, и не главное соединено между собой так, что разделять это противно и учению Отцов, и единству Церкви, единству веры». Потому что все это на самом деле соединено между собой.

И как мы внешне отличаемся друг от друга, как отличаются у нас руки, ноги, глаза (хотя все равно рука есть рука, а глаз есть глаз), так и в храме: некоторое отличие икон и каких-то форм – оно как бы раскрывает полноту красоты Церкви, настолько, насколько человек может ее изобразить в своих творениях, посвященных Богу.

Мы знаем, что когда создавался прообраз будущих храмов (храмов тогда еще не было), существовал только Киот Завета. И еще до того, как он был создан, Киот Завета был точно описан Моисею: что нужно изобразить на нем и как все это изобразить. Так все и было изображено.

Поэтому абсолютно неосновательны высказывания некоторых инославных о том, что иконописные изображения – это что-то новое и ненужное. Нет! Во-первых, это древнее, а не новое, и не только не ненужное, а необходимое! Необходимое, потому что все эти видимые образы возводят нас к Невидимому. Как говорит святитель Николай Сербский: «Весь мир видимый есть сила Невидимого, а тем более то, что находится в церкви». Поэтому изображения на иконах являются священными, и мы обращаемся к ним с молитвой. Киота Завета могли касаться только посвященные, поэтому неприкосновенен престол, неприкосновенна была и «святая святых», а теперь это как раз и есть алтарь в наших православных храмах.

Все остальное тоже имеет свои правила и свои законы. Во-первых, изображения святых (а прежде всего, Спасителя и Матери Божией) четко и строго всегда регламентированы. Справа от Царских врат всегда расположен образ Спасителя, а слева – Матери Божией. Почему так? Сделано это для того, чтобы разделялся в храме (так полагалось) мужской пол и женский. Справа стояли мужчины, слева – женщины. Это восходит еще к ветхозаветному времени, когда сестра Моисея, Мариамна, по ступеням поднималась (откуда у нас в церкви и антифонное пение). Тогда пели на два лика – и мужской, и женский лики исполняли песнопения, прославляя Бога. Потом уже они поднимались по ступеням храма Соломона.

И в Великую Субботу мы поем ту песнь, которую воспели иудеи, когда пересекли Чермное море: «Господа пойте и превозносите во вся веки!» Как это замечательно!

Поэтому православное богослужение имеет и догматическое, и историческое, и эстетическое значение, ведь все это, вместе взятое, еще и воздействует на душу человека.

Кстати, богослужение – это такое великое дарование Божие (а иначе и не назовешь – «дар Божий»), что наши предки, когда избирали себе веру, то смотрели именно на богослужение. И наибольшее впечатление на них произвела служба в Великой Софии в Константинополе. Помните? «Не знаем, на Небе или на земле мы находимся…» Вот насколько прекрасно богослужение.

Вообще, красота храмов, разнообразие их форм, множество икон и росписи церковной (иногда можно увидеть целый сонм святых, причем они расположены обычно в такой последовательности, что изображают собой преемство: пророки, апостолы, Святые Отцы, родоначальники монашества, их ученики) – все это символизирует собой единство и непрерывное преемство Церкви. И очень важно все это понимать и принимать благоговейно (…)

Прежде всего, нужно помнить, что приходим мы – к Богу, в храм Божий. Существуют такие понятия как Устав, правила Церкви. Да, многие этого не знают. Но ведь перед тем, как садиться за руль автомобиля, человека заставляют учить правила дорожного движения. В Церкви немного другая ситуация: человека никто не заставляет приходить, он сам там появляется. Хотя ведь и пешехода тоже можно оштрафовать, если он не знает правил движения. В то же время, когда человек попадает в какое-то общество, в какую-то систему, он все-таки вынужден знакомиться с теми правилами, какие там существуют. Особенно это заметно в армии. Там существует устав, форма, существуют законы. В сущности, армия по своему устройству копирует устройство Церкви. Тут и единоначалие, и иерархия, и послушание, и устав. Ну, и когда кто-то что-то не так делает, мы начинаем возмущаться, что у нас с армией что-то не так. Но ведь в армию тоже приходят люди из общества, из мира. А о том, что такое мир, сказано в Евангелии: «Аще бы от мира были, мир любил бы свое, но поскольку вы не от мира, поэтому ненавидит вас мир!» Если мы будем помнить эти слова, многое из того, что происходит в окружающей жизни, перестанет нас удивлять.

На чем же остановиться в главном? Существует в храме престол, а все остальное – уже остальной храм. И когда человек ощущает это с детства (а меня Господь сподобил вырасти в Церкви), то все это органично чувствуется.  (…)

У отца Иоанна (Крестьянкина) есть прекрасная проповедь, в которой он говорит, что сейчас много молодежи, изуверившись в жизни, «извалявшись в грязи», ринулись в церкви. Но хорошо бы, если бы они приходили со смирением, стараясь что-то там почерпнуть, а не вваливались в храмы со всем своим скарбом из прошлой жизни, тут же начиная судить: что тут так, а что не так, со своей точки зрения. Ведь тогда и вправду исполняются на них слова святителя Феофана: «Что ни голова, то своя вера». Веры-то еще нет, а голова – у каждого своя. Даже если что-то и не так, то нужно набраться терпения. Никто, приходя в какое-то учебное заведение, сразу не становится специалистом. Ученик долго учится, прежде чем что-то узнать. Поэтому – «смирение, терпение, время». Со временем все придет, а если что и получается не так, то тут нужно молиться, чтобы Господь помог. И Господь и человека пошлет, и разумение даст, если нужно. Но главное – никого не осуждать и ни в коем случае не производить в Церкви никаких революций.

В том и сила Церкви, что она есть «столп и утверждение Истины», она возвещает Истину. И что в Церкви сказано – сказано на все века и на все времена. Апостол Павел сказал: «Если даже ангел с Неба будет проповедовать не то, что мы говорили, анафема да будет!» Если апостол Павел так говорит, тем более, это справедливо и по отношению ко всем остальным. Живое преемство важнее всего, ну, а уж кто как сможет, кто сколько сможет понести – это уж как Господь даст!

С протоиереем Валерианом Кречетовым беседовал Николай Бульчук.

Полностью материал можно прочитать здесь.

 
Київська Митрополія Української Православної Церкви
  • У день Богоявлення Предстоятель очолив літургію у Лаврі та освятив води Дніпра
    19 січня 2019 року, у день Святого Богоявлення, Хрещення Господа Бога і Спаса нашого Іісуса Христа, Блаженніший Митрополит Київський і всієї України Онуфрій звершив Божественну літургію у Трапезному храмі преподобних Антонія і Феодосія Свято-Успенської Києво-Печерської Лаври. Його Блаженству співслужили: намісник обителі митрополит Вишгородський і Чорнобильський Павел, керуючий справами УПЦ митрополит Бориспільський і Броварський Антоній, архієпископ […]
  • У Навечір’я Богоявлення Предстоятель звершив святкове богослужіння у Києво-Печерській Лаврі
    18 січня 2019 року, у Навечір’я Богоявлення, Предстоятель Української Православної Церкви Блаженніший Митрополит Київський і всієї України Онуфрій звершив Божественну літургію та чин Великого освячення води у Трапезному храмі преподобних Антонія і Феодосія Свято-Успенської Києво-Печерської Лаври. Його Блаженству співслужили: намісник обителі митрополит Вишгородський і Чорнобильський Павел, Керуючий справами УПЦ митрополит Бориспільський і Броварський Антоній, архієпископ […]
  • Блаженніший Митрополит Онуфрій зустрівся з духовенством Вінницької єпархії УПЦ
    16 січня 2019 року Блаженніший Митрополит Київський і всієї України Онуфрій приймав у своїй резиденції в Свято-Успенській Києво-Печерській Лаврі священиків Вінницької єпархії Української Православної Церкви на чолі з правлячим архієреєм архієпископом Вінницьким і Барським Варсонофієм. На зустрічі були обговорені актуальні питання церковного життя у Вінницькій єпархії, зокрема, комплекс проблем, з якими зіткнулась Церква на Вінниччині […]