Как лечить гастрит быстро. Как лечить гастрит желудка дома. Как лечить гастрит народными средствами. Лечение и профилактика кариеса. Быстрая профилактика кариеса зубов. Профилактика кариеса у взрослых. Питание во время беременности. Какое правильное питание во время беременности. Режим питания во время беременности. Почки симптомы болезни. Главные признаки болезни почек. Питание при болезни почек. Как доставить удовольствие девушке. Как доставить девушке больше удовольствия днем. Как доставить максимум удовольствия девушке. Грудные мышцы в домашних условиях. Быстрые домашние упражнения для грудных мышц. Тренировка грудных мышц. Йога для начинающих видео. Качественная йога для беременных. Уроки йоги для начинающих. Народное лечение простата. Главные средства лечения аденомы простаты. Лечение простатита и аденомы простаты.

Преставление апостола и евангелиста Иоанна Богослова

ioann_bogoslov_1Свя­той апо­стол и еван­ге­лист Иоанн Бо­го­слов, ко­то­ро­го Спа­си­тель на­звал Сы­ном Гро­мо­вым, был бра­том свя­то­го Иа­ко­ва, сы­ном Зе­ве­дея и Са­ло­мии. Со­глас­но пра­во­слав­но­му пре­да­нию, Са­ло­мия бы­ла до­че­рью от пер­во­го бра­ка свя­то­го Иоси­фа Об­руч­ни­ка. Та­ким об­ра­зом, Иоанн при­хо­дил­ся Гос­по­ду Иису­су Хри­сту пле­мян­ни­ком.

Свя­той Иоанн, са­мый мо­ло­дой из апо­сто­лов, был юно­шей с чи­стым, про­стым серд­цем. Его на­зы­ва­ли «воз­люб­лен­ным уче­ни­ком» Гос­по­да. Он при­над­ле­жал к чис­лу тро­их бли­жай­ших уче­ни­ков Хри­ста и был сви­де­те­лем яв­ле­ния Бо­же­ствен­ной Си­лы Гос­по­да, ко­то­рую Он от­кры­вал лишь немно­гим из­бран­ным. Так, вме­сте с Пет­ром и Иа­ко­вом он при­сут­ство­вал при вос­кре­ше­нии до­че­ри Иа­и­ра, пре­об­ра­же­нии Хри­ста на го­ре Фа­вор, мо­ле­нии Гос­по­да о ча­ше в Геф­си­ман­ском са­ду. Ко­гда Гос­подь на Тай­ной ве­че­ре ска­зал уче­ни­кам о ско­ром пре­да­тель­стве, имен­но свя­той апо­стол Иоанн, ко­то­рый «воз­ле­жал у гру­ди Иису­са», осме­лил­ся спро­сить, кто из них пре­даст Его. Ко­гда Гос­по­да рас­пя­ли, из всех уче­ни­ков один Иоанн не скрыл­ся, но сто­ял вме­сте с Бо­го­ро­ди­цей у Кре­ста. Иисус, ви­дя, как он скор­бит, ска­зал: «Же­но, се сын Твой!», а Иоан­ну: «Се Ма­терь твоя!» По­сле смер­ти, вос­кре­се­ния и воз­не­се­ния Хри­ста Иоанн взял Ма­терь Бо­жию в свой дом и не ухо­дил из Иеру­са­ли­ма на про­по­ведь до са­мо­го Ее Успе­ния.

Ко­гда уче­ни­ки бро­са­ли жре­бий, чтобы опре­де­лить, ко­му в ка­кие зем­ли ид­ти для про­по­ве­ди Еван­ге­лия, Иоан­ну до­ста­лась Ма­лая Азия. Со­глас­но жи­тию свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на, при­ня­то­му в Гре­ции, он при­нял свой жре­бий с тя­же­лым серд­цем, по­сколь­ку ис­пы­ты­вал страх пе­ред смер­тель­ны­ми опас­но­стя­ми мор­ско­го пу­те­ше­ствия, ко­то­рые, как он пред­ви­дел, ожи­да­ли его. Упав на ко­ле­ни пе­ред апо­сто­ла­ми, он при­знал­ся в сво­ем ма­ло­ду­шии. Апо­сто­лы по­про­си­ли Иа­ко­ва, пер­во­го епи­ско­па Иеру­са­ли­ма, воз­не­сти Гос­по­ду мо­лит­ву о про­ще­нии свя­то­го Иоан­на. Иа­ков так и сде­лал, по­сле че­го все с ми­ром разо­шлись.

Ко­гда на­ста­ло вре­мя апо­сто­лам от­прав­лять­ся на про­по­ведь, Иоанн остал­ся в Иеру­са­ли­ме с Бо­жи­ей Ма­те­рью и про­жил там до Ее Успе­ния, то есть при­бли­зи­тель­но до 50 го­да. По­том он от­плыл в Ефес вме­сте с Про­хо­ром, од­ним из пер­вых се­ми диа­ко­нов, ко­то­рый стал и его пер­вым агио­гра­фом. Как и пред­ви­дел Иоанн за мно­го лет до то­го, они по­чти сра­зу же по­па­ли в ко­раб­ле­кру­ше­ние. Через несколь­ко ча­сов по­сле от­плы­тия под­нял­ся страш­ный шторм, и ко­рабль по­шел ко дну. Все со­рок три че­ло­ве­ка, на­хо­див­ших­ся на бор­ту, до­бра­лись до бе­ре­га, дер­жась за об­лом­ки суд­на. И толь­ко свя­той Иоанн про­пал без ве­сти. Про­хор, скор­бя, от­пра­вил­ся в Ефес пеш­ком. Спу­стя со­рок дней, стоя у мо­ря неда­ле­ко от Ма­ри­о­ти­са, Про­хор к сво­е­му ве­ли­ко­му изум­ле­нию уви­дел, как о бе­рег раз­би­лась огром­ная вол­на и вы­нес­ла апо­сто­ла Иоан­на, по­сле че­го они про­дол­жи­ли путь в Ефес.

Со­глас­но тра­ди­ци­он­ной вер­сии жи­тия свя­то­го Иоан­на, их пер­вым ис­пы­та­ни­ем в Ефе­се ста­ла встре­ча со зло­нрав­ной жен­щи­ной по име­ни Ро­ма­на. Она стра­да­ла чрез­мер­ной пол­но­той и об­ла­да­ла боль­шей физи­че­ской си­лой, неже­ли все окру­жав­шие ее муж­чи­ны. Ро­ма­на управ­ля­ла об­ще­ствен­ны­ми ба­ня­ми, вла­дель­цем ко­то­рых был мест­ный на­чаль­ник по име­ни Ди­о­ско­рид. Встре­тив Иоан­на и Про­хо­ра, она пред­ло­жи­ла им ра­бо­ту – то­пить огонь в бане и тас­кать во­ду за еду, кров и неболь­шую пла­ту. Они со­гла­си­лись, и она по­ста­ви­ла их ра­бо­тать, но ско­ро на­ча­ла при­тес­нять и да­же бить свя­то­го Иоан­на. Так про­дол­жа­лось мно­го дней, и в кон­це кон­цов Ро­мане при­шла в го­ло­ву мысль предъ­явить пра­ва на Иоан­на и Про­хо­ра, объ­явив их сво­ими бег­лы­ми ра­ба­ми. Ей уда­лось убе­дить мест­но­го су­дью в обо­сно­ван­но­сти сво­их пре­тен­зий, и он вы­дал ей бу­ма­ги на пра­во вла­де­ния эти­ми дву­мя людь­ми.

Фун­да­мент ку­паль­ни был за­ло­жен на ме­сте при­не­се­ния жертв, и по­то­му в них устро­и­ли свое жи­ли­ще бе­сы. Там уми­ра­ли юно­ши и де­вуш­ки, и од­на­жды, ко­гда ту­да за­шел един­ствен­ный сын Ди­о­ско­ри­да Домн, бе­сы за­ду­ши­ли его. Ди­о­ско­рид, узнав об этом, умер от это­го неожи­дан­но­го го­рест­но­го из­ве­стия. Ро­ма­на очень силь­но скор­бе­ла. Она при­шла к апо­сто­лу и ста­ла умо­лять его о по­мо­щи, свя­той Иоанн по­мо­лил­ся Гос­по­ду, и Домн вос­крес. По­том они от­пра­ви­лись в дом его от­ца, свя­той Иоанн по­мо­лил­ся над ним, и он то­же вос­стал из мерт­вых. Ро­ма­на глу­бо­ко рас­ка­я­лась в же­сто­ком об­ра­ще­нии с апо­сто­лом Иоан­ном, и он кре­стил ее вме­сте с Ди­о­ско­ри­дом и Дом­ном. Они ста­ли пер­вы­ми хри­сти­ана­ми Ефе­са.

По­сле их об­ра­ще­ния в Ефе­се от­ме­ча­ли язы­че­ский празд­ник бо­ги­ни Ар­те­ми­ды, Апо­стол Иоанн при­со­еди­нил­ся к тол­пе пи­ру­ю­щих и, стоя на по­ста­мен­те ста­туи бо­ги­ни, об­ра­тил­ся к на­ро­ду с про­по­ве­дью о Хри­сте. Разъ­ярен­ная тол­па языч­ни­ков ста­ла за­бра­сы­вать его кам­ня­ми, но бла­го­дать Бо­жия по­кры­ва­ла его, и ни один ка­мень его не кос­нул­ся, но по­стра­да­ла ста­туя. На­па­дав­шие при­шли в бе­шен­ство и от­ка­зы­ва­лись слу­шать уве­ще­ва­ния апо­сто­ла, при­зы­вав­ше­го их ве­сти се­бя как по­до­ба­ет ра­зум­ным лю­дям, а не ди­ким зве­рям. Тол­па неистов­ство­ва­ла, и Иоанн в кон­це кон­цов воз­дел ру­ки к небу, про­ся Бо­га по­слать зна­ме­ние, чтобы при­ве­сти лю­дей к по­ка­я­нию. И вот раз­ра­зи­лось силь­ное зем­ле­тря­се­ние, раз­верз­лась зем­ля, и из рас­се­ли­ны вы­рва­лась ог­ром­ная мощ­ная струя па­ра. Из при­сут­ство­вав­ших две­сти че­ло­век упа­ли за­мерт­во от стра­ха. По­сле то­го как зем­ле­тря­се­ние пре­кра­ти­лось, свя­той Иоанн по­мо­лил­ся о воз­вра­ще­нии их к жиз­ни. Они вос­ста­ли из мерт­вых, по­сле че­го сот­ни ефе­сян при­ня­ли кре­ще­ние.

Через неко­то­рое вре­мя свя­той Иоанн сам под­нял­ся в храм и си­лой мо­лит­вы по­верг глав­ное из­ва­я­ние бо­ги­ни это­го го­ро­да, а по­том и весь храм. Ви­дя все эти чу­де­са и зна­ме­ния, ты­ся­чи лю­дей об­ра­ти­лись ко Хри­сту, А тем вре­ме­нем из­ве­стие о раз­ру­ше­нии хра­ма до­шло до им­пе­ра­то­ра До­ми­ци­а­на (81–96 гг.). Им­пе­ра­то­ру до­ло­жи­ли, что некий кол­дун по­верг в прах глав­ный храм Ефе­са. Он при­ка­зал схва­тить апо­сто­ла Иоан­на и, за­ко­вав в це­пи, при­ве­сти к нему. До­ми­ци­ан и рань­ше устра­и­вал го­не­ния на хри­сти­ан, и ко­гда к нему при­ве­ли апо­сто­ла Иоан­на, им­пе­ра­тор по­ве­лел сна­ча­ла бить его, а по­том каз­нить. Гос­подь за­щи­тил Сво­е­го из­бран­ни­ка, и яд, ко­то­рый его за­ста­ви­ли вы­пить, не по­дей­ство­вал. То­гда его бро­си­ли в ко­тел с ки­пя­щим мас­лом, но и тут апо­стол остал­ся невре­дим. Им­пе­ра­тор ре­шил, что апо­стол Иоанн бес­смер­тен, и со­слал его на ост­ров Пат­мос.

Апо­сто­ла за­ко­ва­ли в це­пи и по­са­ди­ли на ко­рабль вме­сте с его уче­ни­ком Про­хо­ром. Пе­ре­пу­ган­ные страж­ни­ки шеп­та­лись меж­ду со­бой: «За ним на­до сле­дить во­всю – он кол­дун и тво­рит ужас­ные де­ла». На пу­ти к Пат­мо­су один из них упал за борт. На ко­раб­ле на­хо­дил­ся отец это­го страж­ни­ка. Он очень го­ре­вал, и с ним скор­бе­ла вся ко­ман­да. Счи­тая Иоан­на кол­ду­ном, они об­ра­ти­лись к нему за по­мо­щью. Он спро­сил их, ка­ким бо­гам они по­кло­ня­ют­ся. Они ста­ли на­зы­вать име­на сво­их мно­го­чис­лен­ных бо­гов, а он во­про­шал их, как в этом сон­ме бо­гов не на­шлось ни од­но­го, кто мог бы спа­сти их то­ва­ри­ща. Иоан­на от­ве­ли к то­му бор­ту ко­раб­ля, с ко­то­ро­го упал страж­ник, и апо­стол, воз­дев ру­ки к небу, стал про­сить Гос­по­да спа­сти уто­нув­ше­го. Вне­зап­но из глу­би­ны мо­ря на­ча­ли из­вер­гать­ся вол­ны го­ря­чей во­ды, и од­на из волн, уда­рив о па­лу­бу, вы­нес­ла к но­гам апо­сто­ла смы­то­го за борт мо­ло­до­го страж­ни­ка. Он был жив. В даль­ней­шем по мо­лит­вам апо­сто­ла Иоан­на утих силь­ный шторм, ко­ман­да, из­ны­вав­шая от жаж­ды, по­лу­чи­ла све­жую во­ду, и по­лу­чил ис­це­ле­ние че­ло­век, боль­ной ди­зен­те­ри­ей. Страж­ни­ки и ко­ман­да хо­те­ли осво­бо­дить апо­сто­ла Иоан­на, но тот ска­зал: «Нет, ча­да мои, это непра­виль­но, вы долж­ны до­ста­вить ме­ня ту­да, ку­да вам ве­ле­ли, чтобы им­пе­ра­тор не на­ка­зал вас». Ко­гда они при­плы­ли на Пат­мос, к го­ро­ду под на­зва­ни­ем Фло­ра, страж­ни­ки пе­ре­да­ли апо­сто­ла Иоан­на и Про­хо­ра пра­ви­те­лю го­ро­да, но при этом про­си­ли Иоан­на поз­во­лить им остать­ся вме­сте с ним на Пат­мо­се. В те­че­ние де­ся­ти дней апо­стол на­став­лял их в ве­ре, по­том бла­го­сло­вил, кре­стил и ото­слал их с ми­ром.

Во Фло­ре апо­сто­ла Иоан­на и Про­хо­ра по­се­ли­ли в до­ме у бо­га­то­го че­ло­ве­ка по име­ни Ми­рон, те­стя пра­ви­те­ля ост­ро­ва Лав­рен­тия. Сын Ми­ро­на Апол­ло­нид был одер­жим бе­сов­ским ду­хом про­ри­ца­ния, и ко­гда Иоанн с Про­хо­ром во­шли в дом, он убе­жал в пу­сты­ню. Встре­во­жен­ные ро­ди­те­ли ре­ши­ли, что апо­стол на­вел на него ча­ры, а по­том сам юно­ша по вну­ше­нию диа­во­ла при­слал им пись­мо, в ко­то­ром утвер­ждал, что так оно и бы­ло. Они при­ве­ли апо­сто­ла Иоан­на к пра­ви­те­лю, а тот по­са­дил его в тем­ни­цу. Апо­стол Иоанн по­про­сил дать ему воз­мож­ность по­слать Апол­ло­ни­ду пись­мо, и пра­ви­тель со­гла­сил­ся, на­де­ясь, что пись­мо «кол­ду­на» сни­мет с юно­ши ча­ры. Иоанн на­пи­сал: «По­веле­ваю те­бе име­нем Иису­са Хри­ста оста­вить этот об­раз Бо­жий и от­ныне ни­ко­гда не вхо­дить ни в од­но­го че­ло­ве­ка. По­кинь этот ост­ров и на­все­гда оста­вай­ся в пу­стыне». Как толь­ко пись­мо пе­ре­да­ли юно­ше, бес вы­шел из него, и юно­ша вер­нул­ся до­мой. Апол­ло­нид рас­ска­зал сво­им до­маш­ним дол­гую ис­то­рию сво­ей одер­жи­мо­сти. Вся се­мья кре­сти­лась, а так­же дочь и внук Ми­ро­на (то есть же­на и сын пра­ви­те­ля). Сам пра­ви­тель стал хри­сти­а­ни­ном по­сле то­го, как оста­вил служ­бу.

По мо­лит­вам апо­сто­ла Иоан­на лю­ди ис­це­ля­лись от те­лес­ных и ду­шев­ных неду­гов, бес­плод­ные жен­щи­ны по­лу­ча­ли спо­соб­ность к де­то­рож­де­нию, неве­ру­ю­щие об­ре­та­ли ве­ру. Хра­мы Апол­ло­на и Ди­о­ни­са на Пат­мо­се рас­сы­па­лись в прах, как толь­ко апо­стол на­чал мо­лить­ся. Боль­шую часть вре­ме­ни, про­жи­то­го в из­гна­нии, он про­вел, убеж­дая лю­дей оста­вить тще­ту язы­че­ства и об­ра­тить взо­ры ко Хри­сту.

В то вре­мя на Пат­мо­се жил волхв по име­ни Ки­нопс (в пе­ре­во­де с гре­че­ско­го это озна­ча­ет «со­ба­чье ли­цо»), ко­то­рый го­да­ми ски­тал­ся по пу­стын­ным ме­стам, про­ро­че­ство­вал, об­ща­ясь с бе­са­ми. Мно­гие жи­те­ли ост­ро­ва счи­та­ли его выс­шим су­ще­ством, и по­сле то­го, как Иоанн раз­ру­шил храм Апол­ло­на, жрец это­го хра­ма по­шел к Ки­ноп­су, чтобы уго­во­рить его прий­ти в го­род и ото­мстить Апо­сто­лу. Волхв не по­же­лал по­ки­нуть свою пу­сты­ню, но по­обе­щал по­слать де­мо­на, по­ру­чив ему схва­тить ду­шу Иоан­на, и при­не­сти ее ему. Иоанн же, из­да­ле­ка уви­дев при­бли­жа­ю­ще­го­ся де­мо­на, свя­зал его сво­им сло­вом и из­верг во тьму внеш­нюю. Ки­нопс по­слал еще од­но­го бе­са, но и тот не вер­нул­ся. На­ко­нец, волхв от­пра­вил к Иоан­ну двух бе­сов, чтобы один на­пал на свя­то­го, а вто­рой со­об­щил хо­зя­и­ну о судь­бе пер­во­го. Иоанн сно­ва из­верг бе­са, и ко­гда Ки­нопс узнал от вто­ро­го, что про­изо­шло, то сам от­пра­вил­ся в го­род по­ка­зать лю­дям свою си­лу и уни­что­жить Иоан­на. Разъ­ярен­ный волхв за­ста­вил жи­те­лей по­ве­рить, что ему уда­лось вос­кре­сить тро­их умер­ших го­ро­жан: пе­ред взо­ра­ми тол­пы пред­ста­ли при­зра­ки в ви­де тех усоп­ших, по­сле че­го все вос­сла­ви­ли Ки­ноп­са. Волхв стал по­хва­лять­ся сво­ей вла­стью пе­ред апо­сто­лом Иоан­ном, но апо­стол спо­кой­но от­ве­тил: «Все твои зна­ме­ния ско­ро пре­вра­тят­ся в ни­что», и при­зра­ки ис­чез­ли. Род­ствен­ни­ки и дру­зья усоп­ших по­ду­ма­ли, что вос­крес­шие сно­ва ушли в стра­ну смер­ти, и в яро­сти на­ки­ну­лись на Иоан­на. Его из­би­ли и бро­си­ли, ре­шив, что он мертв. В ту ночь Про­хор и Ми­рон, при­дя за его те­лом, уви­де­ли, что он не толь­ко жив, но сто­ит, пре­кло­нив ко­ле­на, на мо­лит­ве на том са­мом ме­сте, где его из­би­ва­ли.

Вско­ре по­сле то­го Ки­нопс сно­ва по­до­шел к нему на бе­ре­гу мо­ря и, него­дуя на то, что он про­дол­жа­ет про­по­ве­до­вать, за­кри­чал, что по­сра­мит его. Волхв при­ка­зал на­ро­ду: «Возь­ми­те его и не от­пу­скай­те ни его, ни осталь­ных, по­ка я не воз­вра­щусь в сла­ве». По­том прыг­нул в мо­ре и ис­чез из ви­ду. Ко­гда он скрыл­ся в вол­нах, Иоанн про­стер кре­сто­об­раз­но ру­ки и по­мо­лил­ся о том, чтобы Ки­нопс, этот ве­ли­кий об­ман­щик, на­все­гда остал­ся в мор­ской без­дне и чтобы ни­кто боль­ше не уви­дел его сре­ди жи­вых. Иоанн окон­чил мо­лить­ся, и в то же мгно­ве­ние по­слы­шал­ся страш­ный удар гро­ма, мо­ре взвол­но­ва­лось, но Ки­нопс не по­яв­лял­ся. То­гда род­ствен­ни­ки тех тро­их усоп­ших опять по­пы­та­лись убить Иоан­на, кри­ча, что он кол­дов­ством за­ста­вил Ки­ноп­са и их род­ных ис­чез­нуть. Од­на­ко все осталь­ные в тол­пе на­ста­и­ва­ли, что на­до до­ждать­ся воз­вра­ще­ния волх­ва.

На­род ждал на бе­ре­гу три дня и три но­чи, не ре­ша­ясь ра­зой­тись, по­сколь­ку волхв ве­лел им оста­вать­ся на том ме­сте. Лю­ди тяж­ко стра­да­ли от па­ля­ще­го солн­ца, го­ло­да и жаж­ды, и в кон­це кон­цов у них умер­ли трое ма­лень­ких де­тей. Опе­ча­лен­ный тем, с ка­кой лег­ко­стью они под­да­лись на об­ман, и скор­бя об оже­сто­че­нии их сер­дец, Иоанн мо­лил­ся Гос­по­ду об их спа­се­нии, про­ся их разой­тись по до­мам и по­есть. Вла­стью Хри­сто­вой он вос­кре­сил умер­ших де­тей, и лю­ди, осо­знав, что волхв об­ма­нул их, упа­ли к но­гам апо­сто­ла, на­зы­вая его учи­те­лем. Иоанн воз­вра­тил­ся до­мой вме­сте с Ми­ро­ном и на сле­ду­ю­щий день успо­ко­ил на­род, об­ра­тил­ся к нему с уве­ще­ва­ни­ем и мно­гих кре­стил. За вре­мя пре­бы­ва­ния Иоан­на на Пат­мо­се по­чти все жи­те­ли ост­ро­ва об­ра­ти­лись ко Хри­сту.

В 96 го­ду им­пе­ра­тор До­ми­ци­ан пал от рук убийц, на рим­ский трон взо­шел им­пе­ра­тор Нер­ва (96–98 гг.), ко­то­рый не же­лал ни пре­пят­ство­вать рас­про­стра­не­нию хри­сти­ан­ско­го уче­ния, ни пре­сле­до­вать са­мих хри­сти­ан. По­лу­чив бла­го­при­ят­ные све­де­ния об Иоанне, но­вый им­пе­ра­тор и рим­ский се­нат ан­ну­ли­ро­ва­ли при­го­вор До­ми­ци­а­на и осво­бо­ди­ли Иоан­на. По­лу­чив сво­бо­ду, Иоанн спо­до­бил­ся ви­де­ния, в ко­то­ром Гос­подь ска­зал ему, что на­ста­ло вре­мя вер­нуть­ся в Ефес, и они с Про­хо­ром при­го­то­ви­лись к от­плы­тию. Од­на­ко хри­сти­ане Пат­мо­са ни­как не хо­те­ли от­пус­кать их и, как ска­за­но в жи­тии свя­то­го Иоан­на, за­пи­сан­ном Про­хо­ром, про­си­ли его оста­вить им пись­мен­ное из­ло­же­ние хри­сти­ан­ской ве­ры, чтобы им не от­кло­нять­ся от ис­тин­но­го уче­ния.

Иоан­на рас­тро­га­ла эта прось­ба. Они с Про­хо­ром, взой­дя на пус­тын­ный холм и на­ло­жив на се­бя пост, ста­ли мо­лить­ся. На тре­тий день Иоанн по­слал Про­хо­ра в го­род за чер­ни­ла­ми и бу­ма­гой и ве­лел вер­нуть­ся через два дня. Ко­гда Про­хор воз­вра­тил­ся, апо­стол по­про­сил его встать спра­ва от се­бя. Вне­зап­но раз­дал­ся рас­кат гро­ма, за­свер­ка­ла мол­ния, за­дро­жа­ла зем­ля. Про­хор в стра­хе упал на зем­лю, но Иоанн под­нял его, ска­зав: «Сядь у ме­ня по пра­вую сто­ро­ну». По­сле это­го он про­дол­жил мо­лит­ву и ве­лел за­пи­сы­вать его сло­ва. Он сто­ял, гля­дя в небо, а по­том от­верз уста и за­го­во­рил: «В на­ча­ле бы­ло Сло­во, и Сло­во бы­ло у Бо­га, и Сло­во бы­ло Бог...». Так на­чи­на­ет­ся Еван­ге­лие от Иоан­на. Про­хор пи­шет, что они про­ве­ли то­гда на хол­ме два дня. Вер­нув­шись в го­род, Про­хор пе­ре­пи­сал все эти свя­тые сло­ва, чтобы оста­вить од­ну ко­пию на Пат­мо­се, а вто­рую от­дать Иоан­ну, от­прав­ляв­ше­му­ся в Ефес.

Свя­щен­ное Пре­да­ние и цер­ков­ные пи­са­те­ли пер­вых ве­ков – свя­той Кли­мент Алек­сан­дрий­ский, Ори­ген, свя­той Ири­ней и Ев­се­вий – утвер­жда­ют, что Апо­ка­лип­сис, по­след­няя кни­га ка­но­ни­че­ско­го Свя­щен­но­го Пи­са­ния, так­же бы­ла на­пи­са­на свя­тым Иоан­ном на ост­ро­ве Пат­мос, и что в ро­ли пис­ца и на этот раз вы­сту­пал Про­хор. Уда­лив­шись в уеди­нен­ную пе­ще­ру, апо­стол Иоанн сна­ча­ла про­жил там де­сять дней с Про­хо­ром, а по­том де­сять дней один, в по­сте и мо­лит­ве. Ему был глас с небес, ко­то­рый ска­зал, что при­дет­ся по­до­ждать по­след­ние де­сять дней, и то­гда он по­лу­чит от­кро­ве­ние от Бо­га. Ко­гда вер­нул­ся Про­хор, Иоанн на­чал дик­то­вать ве­ли­кое и та­ин­ствен­ное от­кро­ве­ние Апо­ка­лип­си­са, сим­во­ли­че­ски опи­сы­ва­ю­щее со­бы­тия, ко­то­рые долж­ны про­изой­ти в кон­це вре­мен. Та пат­мос­ская пе­ще­ра, в ко­то­рой апо­стол по­лу­чил От­кро­ве­ние, сей­час на­хо­дит­ся под стро­е­ни­я­ми мо­на­сты­ря Апо­ка­лип­си­са и яв­ля­ет­ся хра­мом в честь апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва. В этой пе­ще­ре па­лом­ни­кам по­ка­зы­ва­ют ме­сто, на ко­то­ром во вре­мя сна по­ко­и­лась го­ло­ва апо­сто­ла, а так­же ме­сто, где обыч­но ле­жа­ла его ру­ка. В по­тол­ке пе­ще­ры вид­на та са­мая трой­ная рас­ще­ли­на, сквозь ко­то­рую до него до­нес­ся «гром­кий го­лос, как бы труб­ный», воз­ве­щав­ший от­кро­ве­ние.

Вот как на­чи­на­ет­ся Апо­ка­лип­сис:

«Я, Иоанн, брат ваш и со­участ­ник в скор­би и в цар­ствии и в тер­пе­нии Иису­са Хри­ста, был на ост­ро­ве, на­зы­ва­е­мом Пат­мос, за сло­во Бо­жие и за сви­де­тель­ство Иису­са Хри­ста. Я был в ду­хе в день вос­крес­ный, и слы­шал по­за­ди се­бя гром­кий го­лос, как бы труб­ный, ко­то­рый го­во­рил: Я есмь Аль­фа и Оме­га, Пер­вый и По­сле­дний; то, что ви­дишь, на­пи­ши в кни­гу и по­шли церк­вам, на­хо­дя­щим­ся в Асии: в Ефес, и в Смир­ну, и в Пер­гам, и в Фиа­ти­ру, и в Сар­дис, и в Фила­дель­фию, и в Ла­оди­кию» (Откр.1:9-11).

Апо­стол про­дик­то­вал текст, пол­ный пред­зна­ме­но­ва­ний и тайн, обо­зна­чен­ных лишь на­ме­ка­ми и до кон­ца из­вест­ных толь­ко Бо­гу, и за­кон­чил его сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми:

«Я, Иисус, по­слал Ан­ге­ла Мо­е­го за­сви­де­тель­ство­вать вам сие в церк­вах. Я есмь ко­рень и по­то­мок Да­ви­да, звез­да свет­лая и утрен­няя. И Дух и неве­ста го­во­рят: при­и­ди! И слы­шав­ший да ска­жет: при­и­ди! Жаж­ду­щий пусть при­хо­дит, и же­ла­ю­щий пусть бе­рет во­ду жиз­ни да­ром. (...) Сви­де­тель­ству­ю­щий сие го­во­рит: ей, гря­ду ско­ро! Аминь. Ей, гря­ди, Гос­по­ди Иису­се!» (Откр.22:16-17, 20)

Апо­ка­лип­сис – это осо­бая кни­га, ис­пол­нен­ная ми­сти­че­ской глу­би­ны, си­лы и об­раз­но­сти. Из всех книг Но­во­го За­ве­та ее од­ну не чи­та­ют вслух на пра­во­слав­ных служ­бах. Текст От­кро­ве­ния Иоан­на Бо­го­сло­ва не вклю­чен в го­до­вой круг бо­го­слу­же­ния. Над сим­во­ла­ми Апо­ка­лип­си­са лю­ди раз­мыш­ля­ют ве­ка­ми, и все же его смысл пол­но­стью от­кро­ет­ся лишь во вре­мя Вто­ро­го При­ше­ствия Хри­сто­ва. Сре­ди книг Но­во­го За­ве­та есть так­же три по­сла­ния свя­то­го Иоан­на Бо­го­сло­ва.

Апо­стол воз­вра­тил­ся в Ефес и сно­ва оста­но­вил­ся в до­ме Дом­на, юно­ши, ко­то­рый вос­крес из мерт­вых по его мо­лит­ве. Его отец, Ди­о­ско­рид, к то­му вре­ме­ни уже умер, но сам Домн ра­душ­но при­ни­мал свя­то­го у се­бя в Ефе­се до кон­ца его дней. Пу­те­ше­ствуя по го­ро­дам Ма­лой Азии, апо­стол Иоанн про­дол­жал учить и кре­стить на­род во имя Гос­по­да Иису­са Хри­ста. Свя­той Кли­мент Алек­сан­дрий­ский († 217) в про­по­ве­ди под на­зва­ни­ем «Бо­гач в по­ис­ках веч­ной жиз­ни» рас­ска­зы­ва­ет од­ну осо­бен­но тро­га­тель­ную ис­то­рию, в ко­то­рой вид­на пас­тыр­ская лю­бовь апо­сто­ла Иоан­на к сво­е­му сло­вес­но­му ста­ду. По воз­вра­ще­нии в Ефес Иоанн встре­тил кра­си­во­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, имев­ше­го на­клон­ность к доб­рым де­лам и изу­че­нию ду­хов­ных пред­ме­тов. Апо­стол оста­вил его на по­пе­че­ние мест­но­го епи­ско­па, по­ру­чив ему обу­чить юно­шу ос­но­вам ве­ры, а сам от­пра­вил­ся даль­ше. Эта ис­то­рия, из­вест­ная под на­зва­ни­ем «Свя­той Иоанн и раз­бой­ник», име­ет сле­ду­ю­щее про­дол­же­ние:

А по­том слу­чи­лось так, что некие празд­ные и бес­пут­ные юно­ши, по­знав­шие зло, раз­вра­ти­ли это­го но­во­об­ра­щен­но­го хри­сти­а­ни­на и уве­ли его от епи­ско­па, по­тра­тив ра­ди него мно­го де­нег на раз­вле­че­ния, и вско­ре они уже бес­чин­ство­ва­ли на боль­шой до­ро­ге. Юно­ша ушел с ни­ми... и со вре­ме­нем стал у них гла­ва­рем, са­мым же­сто­ким и кро­ва­вым из всех.

Про­шли го­ды, и вот как-то раз пре­сви­те­ры той церк­ви по­зва­ли к се­бе апо­сто­ла Иоан­на, чтобы об­су­дить с ним цер­ков­ные де­ла. В кон­це бе­се­ды апо­стол ска­зал епи­ско­пу: «А те­перь про­шу те­бя вер­нуть мне то со­кро­ви­ще, ко­то­рое Спа­си­тель и я по­ру­чи­ли тво­им за­бо­там». Епи­скоп сму­тил­ся. Он по­ду­мал, что свя­той Иоанн го­во­рит о ка­ких-то вве­рен­ных ему день­гах, но не мог вспом­нить, и в то же вре­мя не мог не ве­рить сло­вам апо­сто­ла. То­гда Иоанн ска­зал: «Я про­шу вер­нуть мне то­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, ко­то­ро­го оста­вил на те­бя». Ста­рень­кий епи­скоп с пла­чем и сте­на­ни­я­ми от­ве­тил: «Тот юно­ша мертв». Иоанн спро­сил: «Как он умер?» «Он умер для Бо­га, – ска­зал епис­коп, – он по­гру­зил­ся во зло. Стал раз­бой­ни­ком и жи­вет те­перь вон на той го­ре на­про­тив церк­ви, и с ним шай­ка раз­бой­ни­ков».

Апо­стол разо­рвал на се­бе одеж­ды, уда­ряя се­бя по го­ло­ве, стал пла­кать и вы­кри­ки­вать: «Я оста­вил ду­шу бра­та в на­деж­ных ру­ках! При­ве­ди­те мне ло­шадь, и пусть кто-ни­будь по­ка­жет мне до­ро­гу, я иду к нему».

Иоанн сел на ло­шадь и пря­мо из церк­ви, как был, по­ехал на ту го­ру. У раз­бой­ни­ков на го­ре бы­ли вы­став­ле­ны по­сты, и как толь­ко Иоанн по­явил­ся в по­ле их зре­ния, его схва­ти­ли. Он не пы­тал­ся осво­бо­дить­ся и ни­че­го у них не про­сил, лишь ска­зал: «От­ве­ди­те ме­ня к ва­ше­му гла­ва­рю. Я при­шел по­ви­дать­ся с ним». Гла­варь ждал его, во­ору­жен­ный до зу­бов. Уви­дев Иоан­на, он от­вер­нул­ся, сты­дясь, и по­бе­жал прочь. Иоанн стал кри­чать ему вслед: «Сы­нок, сы­нок, что ты бе­жишь от сво­е­го от­ца, ведь он стар и не во­ору­жен? Не стра­шись ни­че­го! Ты еще мо­жешь вой­ти в веч­ную жизнь! Я возь­му все твои гре­хи на се­бя пред Хри­стом! Ес­ли нуж­но, я умру за те­бя, как Гос­подь умер за нас! Вос­стань, ве­руй! Хри­стос по­слал ме­ня!» Раз­бой­ник низ­ко опу­стил го­ло­ву и бро­сил ору­жие, дро­жа всем те­лом и горь­ко пла­ча, и Иоанн со сле­за­ми об­нял его.

По­след­ние го­ды сво­ей жиз­ни апо­стол Иоанн про­вел в стро­гом воз­дер­жа­нии, пи­та­ясь толь­ко хле­бом и во­дой и оде­ва­ясь в очень про­стые одеж­ды. Ко­гда он стал стар и немо­щен, уче­ни­ки но­си­ли его в храм, но он уже не мог го­во­рить дол­гих про­по­ве­дей, по­это­му на­став­лял толь­ко мест­ных епи­ско­пов, чтобы по­мочь им луч­ше ис­пол­нять их обя­зан­но­сти по­сле его кон­чи­ны. На­ко­нец, ко­гда си­лы со­всем по­ки­ну­ли его, го­во­рил лишь: «Дет­ки, лю­би­те друг дру­га,» непре­стан­но по­вто­ряя эти сло­ва. На во­прос, по­че­му он так де­ла­ет, он от­ве­чал: «Это – за­по­ведь Бо­жия, и ес­ли вы ее со­блю­де­те, это­го до­воль­но, чтобы вой­ти в жизнь веч­ную».

Ко­гда апо­сто­лу Иоан­ну бы­ло де­вя­но­сто пять лет, Гос­подь от­крыл ему, что дни его зем­ной жиз­ни со­чте­ны. Апо­стол вы­шел из до­ма ра­но утром, до рас­све­та, по­звал се­ме­рых уче­ни­ков, сре­ди ко­то­рых был и Про­хор, и по­про­сил их сле­до­вать за ним, за­хва­тив с со­бой ло­па­ты. Он при­вел их в од­но ме­сто за го­ро­дом и уеди­нил­ся для мо­лит­вы. Окон­чив мо­лит­ву, ска­зал: «Ко­пай­те ва­ши­ми ло­па­та­ми мо­ги­лу в фор­ме кре­ста в дли­ну мо­е­го ро­ста». По­том сно­ва по­мо­лил­ся и лег в мо­ги­лу, по­сле че­го об­ра­тил­ся к Про­хо­ру: «Про­хор, сы­нок, ты дол­жен ид­ти в Иеру­са­лим, где и за­кон­чит­ся твоя жизнь». Об­няв уче­ни­ков, он ска­зал: «Возь­ми­те зем­ли, ма­терь мою зем­лю, и укрой­те ме­ня». Они по­кры­ли его зем­лей до ко­лен, и он умо­лял их про­дол­жать и за­ко­пать его по шею. По­сле это­го про­из­нес: «При­не­си­те тон­кий по­кров и по­ло­жи­те мне на ли­цо, и по­про­щай­тесь со мной в по­след­ний раз, ибо в этой жиз­ни уже не уви­ди­те ме­ня». Он ото­слал их, бла­го­сло­вив, а они опла­ки­ва­ли сво­е­го воз­люб­лен­но­го от­ца и учи­те­ля.

Уче­ни­ки воз­вра­ти­лись в го­род в глу­бо­кой скор­би. Хри­сти­ане Ефе­са, узнав о слу­чив­шем­ся, умо­ля­ли от­ве­сти их к мо­ги­ле. Про­хор с дру­ги­ми уче­ни­ка­ми по­ве­ли их на то ме­сто, но Иоан­на там не ока­за­лось. Про­хор пи­шет: «То­гда мы вспом­ни­ли сло­ва Гос­по­да, ска­зан­ные апо­сто­лу Пет­ру: «Ес­ли Я хо­чу, чтобы он пре­был, по­ка при­ду, что те­бе [до то­го]?» (Ин.21:22) И мы вос­сла­ви­ли Бо­га, От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха, Ко­е­му по­до­ба­ет сла­ва, честь и по­кло­не­ние во ве­ки ве­ков. Аминь».

Про­хор со­об­ща­ет так­же, что еже­год­но 8 мая на про­тя­же­нии мно­гих лет мо­ги­ла ис­то­ча­ла ми­ро, и лю­ди ис­це­ля­лись от бо­лез­ней по мо­лит­вам свя­то­го еван­ге­ли­ста Иоан­на.

Па­мять свя­то­го Иоан­на празд­ну­ет­ся 8 (21) мая и 26 сен­тяб­ря (9 октября), в день его кон­чи­ны.

По пре­да­нию, Про­хор стал епи­ско­пом Ни­ко­ми­дии. День его па­мя­ти – 28 июля.

 
Київська Митрополія Української Православної Церкви
  • Вікарій Київської Митрополії у складі делегації УПЦ привітав ігумена Афонського монастиря з ювілеєм
    2 жовтня, з благословення Блаженнішого Митрополита Київського і всієї України Онуфрія офіційна делегація УПЦ у складі архієпископа Львівського і Галицького Філарета та вікарія Київської Митрополії єпископа Бородянського Варсанофія привітали ігумена Афонського монастиря Ксенофонт архімандрита Алексія з 50-річчям священицької хіротонії. Від імені Предстоятеля УПЦ єпископ Варсанофій зачитав вітальний адрес ювіляру. "Уподібнюючи Священний Монастир Ксенофонт небесному вертограду, Ви […]
  • Блаженніший Митрополит Онуфрій очолив Божественну літургію у Києво-Печерській Лаврі
    22 жовтня, у Неділю 20-ту після П’ятидесятниці та день пам’яті святих отців VII Вселенського Собору, Блаженніший Митрополит Київський і всієї України Онуфрій звершив Божественну літургію в Успенському соборі Свято-Успенської Києво-Печерської Лаври. Його Блаженству співслужили: намісник обителі митрополит Вишгородський і Чорнобильський Павел, Керуючий справами УПЦ митрополит Бориспільський і Броварський Антоній, архієпископ Бучанський Пантелеімон, а також духовенство […]
  • В храмі містечка Макарів освячено престол на честь святителя Димитрія Ростовського
    20 жовтня, в день пам'яті святих мучеників Сергія і Вакха, з благословення Блаженнішого Митрополита Київського і всієї України Онуфрія вікарії Київської Митрополії архієпископ Макарівський Іларій і єпископ Фастівський Даміан звершили освячення престолу в приділі на честь святителя Димитрія Ростовського храму Ілії Пророка у містечку Макарів - батьківщині святителя Димитрія. Архієреям співслужили: благочинний Макарівського благочиння архімандрит […]