Ремонт ноутбука своими руками. Быстрый и гарантийный ремонт ноутбуков. Срочный ремонт ноутбуков. Ремонт компьютеров на дому. Быстрый ремонт компьютеров своими руками. Настройка и ремонт компьютеров. Java уроки для начинающих. Лучшие java уроки. Учим язык Java с нуля. Обзор смартфонов samsung. Качественный обзор смартфонов samsung galaxy. Обзор смартфона samsung galaxy s4. Фото картинки приколы. Самые новые картинки приколы. Лучшие приколы картинки. Скачать аддоны для wow. Самые новые аддоны для wow скачать. Скачать аддоны для wow быстро и без реги. Видео уроки python. Лучшие python уроки. Учим язык python с нуля. Скачать шаблоны для Joomla. Самые новые joomla шаблоны. Бесплатные шаблоны для Joomla.

Неделя Мясопустная, о Страшном суде

strashnyi_sudПри сло­вах «страш­ный суд» по­ло­же­но ис­пы­ты­вать страх и тре­пет. «Страш­ный Суд» – по­след­нее, что пред­сто­ит лю­дям. Ко­гда ис­те­чет по­след­няя се­кун­да су­ще­ство­ва­ния Все­лен­ной, лю­ди бу­дут вос­со­зда­ны, те­ла их вновь со­еди­нят­ся с ду­ша­ми – чтобы все-все смог­ли пред­стать для от­че­та пе­ред Твор­цом...

Впро­чем, мы уже ошиб­лись, ко­гда ска­зали, что лю­ди вос­крес­нут для то­го, чтобы быть при­ве­ден­ны­ми на Страш­ный Суд. Ес­ли при­нять та­кую ло­ги­ку, то о хри­сти­ан­ском бо­го­сло­вии при­дет­ся ска­зать нели­це­при­ят­ную вещь. Ведь «мы и про­сто греш­но­го че­ло­ве­ка ни­ко­гда бы не по­хва­ли­ли за та­кое де­ло, ес­ли бы он вы­нул из мо­ги­лы труп сво­е­го вра­га, чтобы по всей спра­вед­ли­во­сти воз­дать ему то, че­го он за­слу­жил и не по­лу­чил во вре­мя зем­ной жиз­ни сво­ей». Греш­ни­ки вос­крес­нут не для то­го, чтобы по­лу­чить воз­да­я­ние за греш­ную жизнь, а на­обо­рот – по­то­му имен­но они и по­лу­чат воз­да­я­ние, что они непре­мен­но вос­крес­нут из мерт­вых. К со­жа­ле­нию, мы – бес­смерт­ны. К со­жа­ле­нию – по­то­му что по­рой очень хо­те­лось бы про­сто уснуть – да так, чтобы ни­кто боль­ше про наши га­до­сти нам не на­по­ми­нал... Но Хри­стос вос­крес. А все, что про­изо­шло со Хри­стом, про­ис­хо­дит и со все­ми людь­ми – ибо Хри­стос нес в Се­бе всю пол­но­ту че­ло­ве­че­ской при­ро­ды. Это зна­чит, что все мы те­перь но­си­те­ли та­кой суб­стан­ции, ко­то­рая пред­на­зна­че­на к вос­кре­се­нию.

От­то­го и оши­боч­но счи­тать, что при­чи­на вос­кре­се­ния – суд («Вос­кре­се­ние бу­дет не ра­ди су­да», – ска­зал хри­сти­ан­ский пи­са­тель еще вто­ро­го сто­ле­тия Афи­на­гор (О вос­кре­се­нии мерт­вых, 14)).

Но уж ес­ли бу­дет вос­кре­се­ние – то бу­дет и встре­ча с Бо­гом. Но встре­ча с Бо­гом – встре­ча со Све­том. Тем Све­том, ко­то­рый осве­ща­ет все и де­ла­ет яв­ным и оче­вид­ным все, да­же то, что мы хо­те­ли скрыть по­рой да­же от са­мих се­бя... И ес­ли то, по­стыд­ное еще оста­лось в нас, еще про­дол­жа­ет быть на­шим, еще не от­бро­ше­но от нас на­шим же по­ка­я­ни­ем – то встре­ча со Све­том при­чи­ня­ет му­ку сты­да. Она ста­но­вит­ся су­дом. «Суд же со­сто­ит в том, что свет при­шел в мир» (Ин.3:19).

Read More

Read MoreНо все же – толь­ко ли стыд, толь­ко ли суд бу­дут на той Встре­че? В XII ве­ке ар­мян­ский по­эт (у ар­мян он счи­та­ет­ся еще и свя­тым) Гри­гор На­ре­ка­ци в сво­ей «Кни­ге скорб­ных пес­но­пе­ний» на­пи­сал:

Мне ве­до­мо, что бли­зок день су­да,
И на су­де нас ули­чат во мно­гом…
Но Бо­жий суд не есть ли встре­ча с Бо­гом?
Где бу­дет суд? – Я по­спе­шу ту­да!
Я пред То­бой, о, Гос­по­ди, скло­нюсь,
И, от­ре­шась от жиз­ни быст­ро­теч­ной,
Не к Веч­но­сти ль Тво­ей я при­об­щусь,
Хоть эта Веч­ность бу­дет му­кой веч­ной?

И в са­мом де­ле, вре­мя Су­да – это вре­мя Встре­чи. Это ран­не­хри­сти­ан­ское ощу­ще­ние смер­ти как Встре­чи вы­рва­лось од­на­жды у стар­ца о. Алек­сия Ме­че­ва. На­пут­ствуя толь­ко что скон­чав­ше­го­ся сво­е­го при­хо­жа­ни­на, он ска­зал: “День раз­лу­ки тво­ей с на­ми есть день рож­де­ния тво­е­го в жизнь но­вую, бес­ко­неч­ную. По­се­му со сле­за­ми на гла­зах, но при­вет­ству­ем те­бя со вступ­ле­ни­ем ту­да, где нет не толь­ко на­ших скор­бей, но и на­ших су­ет­ных ра­до­стей. Ты те­перь уже не в из­гна­нии, а в оте­че­стве: ви­дишь то, во что мы долж­ны ве­ро­вать; окру­жен тем, что мы долж­ны ожи­дать”.

С Кем же эта дол­го­ждан­ная Встре­ча? С Су­дьей, ко­то­рый под­жи­дал на­шей до­став­ки в его рас­по­ря­же­ние? С Су­дьей, ко­то­рый не по­ки­дал сво­их сте­риль­но-пра­виль­ных по­ко­ев и те­перь тща­тель­но блю­дет, чтобы но­во­при­быв­шие не за­пят­на­ли мир иде­аль­ных за­ко­нов и правд сво­и­ми со­всем не иде­аль­ны­ми де­я­ни­я­ми?

Нет – через на­шу смерть мы вы­хо­дим на Сре­те­ние с Тем, кто Сам ко­гда-то вы­шел нам на­встре­чу. С Тем, Кто сде­лал Се­бя до­ступ­ным на­шим, че­ло­ве­че­ским скор­бям и стра­да­ни­ям. Не без­лич­ност­но-ав­то­ма­ти­че­ская «Спра­вед­ли­вость», не «Кос­ми­че­ский За­кон» и не кар­ма ждут нас. Мы встре­ча­ем­ся с Тем, чье имя – Лю­бовь. В цер­ков­ной мо­лит­ве о Нем го­во­рит­ся: «Твое бо есть еже ми­ло­ва­ти и спа­са­ти ны, Бо­же наш». Имен­но – Твое, а не без­гла­зой Фе­ми­ды и не бес­сер­деч­ной кар­мы.

У Ма­ри­ны Цве­та­е­вой есть строч­ка, ко­то­рая со­вер­шен­но невер­на по бук­ве, но ко­то­рая спра­вед­ли­ва по сво­е­му внут­рен­не­му смыс­лу. Строч­ка эта та­кая: «Бог, не су­ди: Ты не был жен­щи­ной на зем­ле...». В чем прав­да это­го кри­ка? Ока­зы­ва­ет­ся, на­ши че­ло­ве­че­ские де­ла, че­ло­ве­че­ские сла­бо­сти и пре­гре­ше­ния бу­дет рас­смат­ри­вать не ан­гел, ко­то­рый не зна­ет, что та­кое грех, борь­ба и сла­бость, но Хри­стос. Хри­стос – это Сын Бо­жий, по­же­лав­ший стать еще и Сы­ном Че­ло­ве­че­ским. Не Сверх­че­ло­век бу­дет су­дить лю­дей, но Сын Че­ло­ве­че­ский. Имен­но по­то­му, что Сын стал че­ло­ве­ком, “Отец и не су­дит ни­ко­го, но весь суд от­дал Сы­ну” (Ин.5:22).

Сын – это Тот, Кто ра­ди то­го, чтобы не осуж­дать лю­дей, Сам по­шел пу­тем стра­да­ний. Он ищет по­те­ряв­ших­ся лю­дей. Но не для рас­пра­вы с ни­ми, а для ис­це­ле­ния. Вспом­ни­те прит­чу о по­те­рян­ной ов­це, прит­чу о блуд­ном сыне...

Впро­чем, по­след­нюю прит­чу на язык се­го­дняш­них ре­а­лий можно было бы пе­ре­ло­жить так: Пред­ставь­те – жи­вет стан­дарт­ная се­мья из че­ты­рех че­ло­век в стан­дарт­ной трех­ком­нат­ной квар­ти­ре. И вдруг млад­ший сын на­чи­на­ет ере­пе­нить­ся, всех по­сы­лать ку­да по­даль­ше, на всё огры­зать­ся. В кон­це кон­цов он тре­бу­ет разъ­ез­да. Квар­ти­ра при­ва­ти­зи­ро­ва­на. Сын, на­ста­и­вая на сво­ем пра­ве со­вла­дель­ца, тре­бу­ет, чтобы ему уже сей­час да­ли его до­лю. Квар­ти­ра сто­ит, ска­жем 40 ты­сяч «у.е.». Он тре­бу­ет, чтобы ему, как со­вла­дель­цу, со­при­ва­ти­за­то­ру, бы­ла вы­да­на чет­верть... Ро­ди­те­ли со стар­шим сы­ном в кон­це кон­цов не вы­дер­жи­ва­ют еже­днев­но­го про­ти­во­сто­я­ния со скан­да­ли­стом, про­да­ют свою трех­ком­нат­ную квар­ти­ру, по­ку­па­ют для се­бя двух­ком­нат­ную, а раз­ни­цу (10 000$) от­да­ют млад­ше­му сы­ну, ко­то­рый, удо­вле­тво­рен­ный, «от­ва­ли­ва­ет» в са­мо­сто­я­тель­ную жизнь... Про­хо­дит вре­мя, и он, все рас­тра­тив­ший, по­те­ряв­ший, не при­об­рет­ший ни­ка­ко­го соб­ствен­но­го жи­лья, воз­вра­ща­ет­ся к ро­ди­те­лям в их квар­ти­ру, столь умень­шен­ную по его ка­при­зу. Чем же встре­ча­ет его отец? Оскорб­лен­но вы­став­ля­ет его вон? Про­сит стар­ше­го сы­на по­при­дер­жать млад­шень­ко­го, по­ка оте­че­ская длань бу­дет вра­зум­лять юно­го на­ха­ла?

В Еван­ге­лии прит­ча кон­ча­ет­ся ина­че: ед­ва раз­гля­дев вда­ли воз­вра­ща­ю­ще­го­ся сы­на, еще не зная, за­чем он идет, еще не услы­шав ни сло­ва рас­ка­я­ния, отец вы­бе­га­ет на­встре­чу и ве­лит при­го­то­вить празд­нич­ный пир...

От­сю­да и сло­ва свя­ти­те­ля Фе­о­фа­на За­твор­ни­ка: “Гос­подь хо­чет всем спа­стись, сле­до­ва­тель­но, и вам... У Бо­га есть од­на мысль и од­но же­ла­ние – ми­ло­вать и ми­ло­вать. При­хо­ди вся­кий… Гос­подь и на страш­ном су­де бу­дет не то изыс­ки­вать, как бы осу­дить, а как бы оправ­дать всех. И оправ­да­ет вся­ко­го, лишь бы хоть ма­лая воз­мож­ность бы­ла”. Ведь – “Ты Бог, не хо­тяй смер­ти греш­ни­ков”…

Бог ищет в че­ло­ве­че­ской ду­ше та­кое, не окон­ча­тель­но, не без­на­деж­но изуро­до­ванн­ное ме­сто, к ко­то­ро­му мож­но бы­ло бы при­со­еди­нить Веч­ность. Так вра­чи на те­ле обо­жен­но­го че­ло­ве­ка ищут хоть немно­го непо­стра­дав­шей ко­жи...

Об этом по­ис­ке рас­ска­зы­ва­ет эпи­зод свя­то­го Пет­ра Мы­та­ря (па­мять 22 сен­тяб­ря): «В Аф­ри­ке жил же­сто­ко­сер­дый и неми­ло­сти­вый мы­тарь (сбор­щик на­ло­гов) по име­ни Петр… Од­на­жды Петр вел ос­ла, на­вью­чен­но­го хле­ба­ми для кня­же­ско­го обе­да. Ни­щий стал гром­ко про­сить у него ми­ло­сты­ни. Петр схва­тил хлеб, и бро­сил его в ли­цо ни­ще­му и ушел… Спу­стя два дня мы­тарь рас­хво­рал­ся так силь­но, что да­же был бли­зок к смер­ти, и вот ему пред­ста­ви­лось в ви­де­нии, буд­то он сто­ит на су­де и на ве­сы кла­дут его де­ла. Злые ду­хи при­нес­ли все злые де­ла; свет­лые же му­жи не на­хо­ди­ли ни од­но­го доб­ро­го де­ла Пет­ра, и по­се­му они бы­ли пе­чаль­ны... То­гда один из них ска­зал: “Дей­стви­тель­но, нам нече­го по­ло­жить, раз­ве тот хлеб, ко­то­рый он по­дал ра­ди Хри­ста два дня на­зад, да и то по­не­во­ле”. Они по­ло­жи­ли хлеб на дру­гую сто­ро­ну ве­сов, и он пе­ре­тя­нул свою сто­ро­ну”. Имен­но этот рас­сказ по­слу­жил ос­но­вой для зна­ме­ни­той «лу­ков­ки» До­сто­ев­ско­го…

Опять же в древ­но­сти пре­по­доб­ный Иса­ак Си­рин го­во­рил, что Бо­га не сто­ит име­но­вать «Спра­вед­ли­вым», ибо су­дит Он нас не по за­ко­нам спра­вед­ли­во­сти, а по за­ко­нам ми­ло­сер­дия, а уже в на­ше вре­мя ан­глий­ский пи­са­тель К. С. Лью­ис в сво­ей фило­соф­ской сказ­ке «По­ка мы лиц не об­ре­ли» го­во­рит: «На­дей­ся на по­ща­ду – и не на­дей­ся. Ка­ков ни бу­дет при­го­вор, спра­вед­ли­вым ты его не на­зо­вешь. – Раз­ве бо­ги не спра­вед­ли­вы? – Ко­неч­но, нет, до­чень­ка! Что бы ста­лось с на­ми, ес­ли бы они все­гда бы­ли спра­вед­ли­вы?».

Ко­неч­но, спра­вед­ли­вость есть в Том Су­де. Но в на­шей ре­ли­гии От­кро­ве­ния все об­сто­ит имен­но так. Мы – под­су­ди­мые. Но под­су­ди­мые стран­ные – каж­до­му из нас да­но пра­во са­мо­му со­ста­вить спи­сок тех за­ко­нов, по ко­то­рым нас бу­дут су­дить. Ибо – «ка­ким су­дом су­ди­те, та­ким и бу­де­те су­ди­мы». Ес­ли мы при ви­де чье­го-то гре­ха ска­жем: «Вот это он на­прас­но... Но ведь и он – че­ло­век...» – то и тот при­го­вор, ко­то­рый мы од­на­жды услы­шим над сво­ей го­ло­вой, мо­жет ока­зать­ся не уни­что­жа­ю­щим.

Ведь ес­ли мы ко­го-то осуж­дали за его по­сту­пок, по­ка­зав­ший­ся нам недо­стой­ным, зна­чит, мы знали, что это грех. «Смот­ри – ска­жет мне мой Су­дия – раз ты осуж­дал, зна­чит, ты был осве­дом­лен, что так по­сту­пать нель­зя. Бо­лее то­го – ты не про­сто был осве­дом­лен об этом, но ты ис­кренне при­нял эту за­по­ведь как кри­те­рий для оцен­ки че­ло­ве­че­ских по­ступ­ков. Но от­че­го же сам ты за­тем так небреж­но рас­топ­тал эту за­по­ведь?»

Соб­ствен­но пра­во­слав­ное по­ни­ма­ние за­по­ве­ди «не су­ди» близ­ко к кан­тов­ско­му «ка­те­го­ри­че­ско­му им­пе­ра­ти­ву»: преж­де, чем что-то сде­лать или ре­шить, пред­ставь, что мо­тив тво­е­го по­ступ­ка вдруг станет все­об­щим за­ко­ном для всей все­лен­ной и все и все­гда бу­дут ру­ко­вод­ство­вать­ся им. В том чис­ле и в от­но­ше­ни­ях с то­бой...

Не осуж­дай дру­гих – не бу­дешь сам осуж­ден. От ме­ня за­ви­сит, как Бог от­не­сет­ся к мо­им гре­хам. Есть у ме­ня гре­хи? – Да. Но есть и на­деж­да. На что? На то, что Бог смо­жет ото­рвать от ме­ня мои гре­хи, вы­бро­сить их на по­мой­ку, но для ме­ня са­мо­го от­крыть иной путь, чем для мо­их гре­хов­ных дел. Я на­де­юсь, что Бог смо­жет рас­тож­де­ствить ме­ня и мои по­ступ­ки. Пе­ред Бо­гом я ска­жу: «Да, Гос­по­ди, бы­ли у ме­ня гре­хи, но мои гре­хи – это не весь я!»; «Гре­хи – гре­ха­ми, но не ими и не для них я жил, а бы­ла у ме­ня идея жиз­ни – слу­же­ние Ве­ре и Гос­по­ду!».

Но ес­ли я хо­чу, чтобы Бог так по­сту­пил со мной, то и я дол­жен так же по­сту­пать с дру­ги­ми. Хри­сти­ан­ский при­зыв к неосуж­де­нию есть в кон­це кон­цов спо­соб са­мо­со­хра­не­ния, за­бо­ты о соб­ствен­ном вы­жи­ва­нии и оправ­да­нии. Ведь что та­кое неосуж­де­ние? «По­ри­цать – зна­чит ска­зать о та­ком-то: та­кой-то со­лгал... А осуж­дать – зна­чит ска­зать, та­кой-то лгун...Ибо это осуж­де­ние са­мо­го рас­по­ло­же­ния ду­ши его, про­из­не­се­ние при­го­во­ра о всей его жиз­ни. А грех осуж­де­ния столь­ко тя­же­лее вся­ко­го дру­го­го гре­ха, что сам Хри­стос грех ближ­не­го упо­до­бил суч­ку, а осуж­де­ние – брев­ну». Вот так и на су­де мы хо­тим от Бо­га той же тон­ко­сти в раз­ли­че­ни­ях: «Да, я лгал – но я не лжец; да, я соблу­дил, но я не блуд­ник; да, я лу­ка­вил, но я – Твой сын, Гос­по­ди, Твое со­зда­ние, Твой об­раз... Сни­ми с это­го об­ра­за ко­поть, но не сжи­гай его весь!».

И Бог го­тов это сде­лать. Он го­тов пе­ре­сту­пать тре­бо­ва­ния «спра­вед­ли­во­сти» и не взи­рать на на­ши гре­хи. Спра­вед­ли­во­сти тре­бу­ет диа­вол: мол, раз этот че­ло­век гре­шил и слу­жил мне, то Ты на­все­гда дол­жен оста­вить его мне. Но Бог Еван­ге­лия вы­ше спра­вед­ли­во­сти. И по­то­му, что по сло­ву пре­по­доб­но­го Мак­си­ма Ис­по­вед­ни­ка, “Смерть Хри­ста – суд над су­дом” (Мак­сим Ис­по­вед­ник. Во­про­со­от­вет к Фа­лас­сию, 43).

В од­ном из слов св. Ам­фи­ло­хия Ико­ний­ско­го есть по­вест­во­ва­ние о том, как диа­вол удив­ля­ет­ся ми­ло­сер­дию Бо­жию: за­чем Ты при­ни­ма­ешь по­ка­я­ние че­ло­ве­ка, ко­то­рый уже мно­го раз ка­ял­ся в сво­ем гре­хе, а по­том все рав­но воз­вра­щал­ся к нему? И Гос­подь от­ве­ча­ет: но ты же ведь при­ни­ма­ешь каж­дый раз к се­бе на слу­же­ние это­го че­ло­ве­ка по­сле каж­до­го его но­во­го гре­ха. Так по­че­му же Я не мо­гу счи­тать его Сво­им ра­бом по­сле его оче­ред­но­го по­ка­я­ния?

Итак, на Су­де мы пред­ста­нем пред Тем, чье имя – Лю­бовь. Суд – встре­ча со Хри­стом.

Соб­ствен­но, Страш­ный, все­об­щий, по­след­ний, окон­ча­тель­ный Суд ме­нее стра­шен, чем тот, ко­то­рый про­ис­хо­дит с каж­дым сра­зу по­сле его кон­чи­ны... Мо­жет ли че­ло­век, осуж­ден­ный на част­ном су­де, быть оправ­дан на Страш­ном? – Да, ибо на этой на­деж­де и ос­но­вы­ва­ют­ся цер­ков­ные мо­лит­вы за усоп­ших греш­ни­ков. А мо­жет ли че­ло­век, оправ­дан­ный на част­ном су­де, быть осуж­ден­ным на Страш­ном? – Нет. А это озна­ча­ет, что Страш­ный Суд – это сво­е­го ро­да «апел­ля­ци­он­ная» ин­стан­ция. У нас есть шанс быть спа­сен­ны­ми там, где мы не мо­жем быть оправ­дан­ны­ми. Ибо на част­ном су­де мы вы­сту­па­ем как част­ные ли­ца, а на все­лен­ском су­де – как ча­стич­ки Все­лен­ской Церк­ви, ча­стич­ки Те­ла Хри­сто­ва. Те­ло Хри­ста пред­станет пред Сво­им Гла­вой.

Хри­стос не же­ла­ет от­се­кать от Се­бя Свои же ча­стич­ки. Бог всем же­ла­ет спа­сти­ся... Во­прос в од­ном: сов­па­да­ет ли Его же­ла­ние с на­шим? Же­ла­ем ли спа­стись мы? Для те­мы же о Су­де важ­но пом­нить: су­ди­мы мы Тем, Кто вы­ис­ки­ва­ет в нас не гре­хи, а воз­мож­ность при­ми­ре­ния, со­че­та­ния с Со­бой...

Ко­гда мы осо­зна­ли это – нам станет по­нят­нее от­ли­чие хри­сти­ан­ско­го по­ка­я­ния от свет­ской «пе­ре­строй­ки». Хри­сти­ан­ское по­ка­я­ние не есть са­мо­би­че­ва­ние. Хри­сти­ан­ское по­ка­я­ние – это не ме­ди­та­ция на те­му: «Я – сво­лочь, я – ужас­ная сво­лочь, ну ка­кая же я сво­лочь!». По­ка­я­ние без Бо­га мо­жет уби­вать че­ло­ве­ка. Оно ста­но­вит­ся сер­ной кис­ло­той, по кап­лям па­да­ю­щей на со­весть и по­сте­пен­но разъ­еда­ю­щей ду­шу. Это слу­чай убий­ствен­но­го по­ка­я­ния, ко­то­рое уни­что­жа­ет че­ло­ве­ка, по­ка­я­ния, ко­то­рое несет не жизнь, но смерть. Лю­ди мо­гут узнать о се­бе та­кую прав­ду, ко­то­рая мо­жет их до­бить (вспом­ним ря­за­нов­ский фильм «Га­раж»).

Толь­ко Бог мо­жет сде­лать быв­шее небыв­шим. И по­то­му толь­ко через об­ра­ще­ние к То­му, Кто вы­ше вре­ме­ни, мож­но из­ба­вить­ся от кош­ма­ров, на­пол­за­ю­щих из ми­ра уже свер­шив­ше­го­ся. Но, чтобы Веч­ность мог­ла при­нять в се­бя ме­ня, не при­ни­мая мои дур­ные де­ла, я сам дол­жен раз­де­лить в се­бе веч­ное от пре­хо­дя­ще­го, то есть – об­раз Бо­жий, мою лич­ность, да­ро­ван­ные мне от Веч­но­сти, от­де­лить от то­го, что я сам на­тво­рил во вре­ме­ни. Ес­ли я не смо­гу со­вер­шить это раз­де­ле­ние в ту по­ру, по­ка еще есть вре­мя (Еф.5:16), то мое про­шлое ги­рей по­тянет ме­ня ко дну, ибо не даст мне со­еди­нить­ся с Бо­гом.

Вот ра­ди то­го, чтобы не быть за­лож­ни­ком у вре­ме­ни, у сво­их гре­хов, со­вер­шен­ных во вре­ме­ни, че­ло­век и при­зы­ва­ет­ся к по­ка­я­нию.

В по­ка­я­нии че­ло­век от­ди­ра­ет от се­бя свое дур­ное про­шлое. Ес­ли ему это уда­лось – зна­чит, его бу­ду­щее бу­дет рас­ти не из ми­ну­ты гре­ха, а из ми­ну­ты по­ка­ян­но­го об­нов­ле­ния. От­ди­рать от се­бя ку­со­чек са­мо­го се­бя же – боль­но. Ино­гда это­го смер­тель­но не хо­чет­ся. Но тут од­но из двух: или то мое про­шлое по­жрет ме­ня, рас­тво­рит в се­бе и ме­ня, и мое бу­ду­щее, и мою веч­ность, или же я смо­гу прой­ти через боль по­ка­я­ния. «Умри преж­де смер­ти, по­том бу­дет позд­но», – го­во­рит об этом один из пер­со­на­жей Лью­и­са.

Хо­чешь, чтобы Встре­ча не ста­ла Су­дом? Что ж, сов­ме­сти в сво­ем со­вест­ном взгля­де две ре­а­лии. Пер­вое: по­ка­ян­ное ви­де­ние и от­ре­че­ние от сво­их гре­хов; вто­рое: Хри­ста, пе­ред Ли­ком Ко­то­ро­го и ра­ди Ко­то­ро­го долж­но про­из­не­сти сло­ва по­ка­я­ния. В еди­ном вос­при­я­тии долж­ны быть да­ны – и лю­бовь Хри­ста и мой соб­ствен­ный ужас от мо­е­го недо­сто­ин­ства. Но все же Хри­сто­ва лю­бовь – боль­ше... Ведь Лю­бовь – Бо­жия, а гре­хи – толь­ко че­ло­ве­че­ские... Ес­ли мы не по­ме­ша­ем Ему спа­сти и по­ми­ло­вать нас, по­сту­пить с на­ми не по спра­вед­ли­во­сти, а по снис­хож­де­нию – Он это сде­ла­ет. Но не со­чтем ли мы се­бя слиш­ком гор­ды­ми для снис­хож­де­ния? Не счи­та­ем ли мы се­бя слиш­ком са­мо­до­ста­точ­ны­ми для при­ня­тия неза­слу­жен­ных да­ров?

Тут впо­ру от­крыть еван­гель­ские за­по­ве­ди бла­женств и пе­ре­чи­тать их вни­ма­тель­но. Это – пе­ре­чень тех ка­те­го­рий граж­дан, ко­то­рые вхо­дят в Цар­ство Небес­ное, ми­нуя Страш­ный Суд. Что об­ще­го у всех, пе­ре­чис­лен­ных в этом спис­ке? То, что они не счи­та­ли се­бя бо­га­ты­ми и за­слу­жен­ны­ми. Бла­жен­ны ни­щие ду­хом, ибо они на Суд не при­хо­дят, но про­хо­дят в Жизнь Веч­ную.

 
Київська Митрополія Української Православної Церкви
  • Єпископ Васильківський Миколай очолив нараду духовенства Південного вікаріатства з головою Відділу у справах сім’ї
    25 березня 2019 року з благословення Блаженнішого Митрополита Київського і всієї України Онуфрія в галереї "Соборна" відбулася зустріч голови Відділу у справах сім'ї Київської єпархії з настоятелями храмів Південного вікаріатства столиці. Нараду очолив вікарій Київської Митрополії єпископ Васильківський Миколай, керуючий Південним київським вікаріатством. Голова відділу протоієрей Сергій Екшіян мав бесіду з настоятелями храмів стосовно поглиблення […]
  • Єпископ Васильківський Миколай звершив чин Пасії в храмі архістратига Михаїла
    24 березня 2019 р., у Неділю другу Великого посту, з благословення Блаженнішого Митрополита Київського і всієї України Онуфрія вікарій Київської Митрополії єпископ Васильківський Миколай звершив чин Пасії з читанням Акафісту Божественним Страстям Христовим в храмі на честь Собору архістратига Михаїла (при Міській клінічній лікарні № 6) Другого лікарняного благочиння столиці. Преосвященному владиці співслужили благочинний Другого лікарняного благочиння протоієрей Геннадій Батенко та священики храму. Після богослужіння […]
  • Предстоятель очолив Божественну літургію на свято Собору всіх преподобних Києво-Печерських
    24 березня 2019 року, у Неділю другу Великого посту, свято Собору всіх преподобних Києво-Печерських, Блаженніший Митрополит Київський і всієї України Онуфрій звершив Божественну літургію у храмі на честь преподобних Антонія і Феодосія Свято-Успенської Києво-Печерської Лаври. Його Блаженству співслужили намісник обителі митрополит Вишгородський і Чорнобильський Павел, Керуючий справами УПЦ митрополит Бориспільський і Броварський Антоній, митрополит Могилів-Подільський […]